Ах этот Арх!

11 июня заканчивает работу смотр отечественной архитектуры.

Выставка проводилась в Гостином дворе (Ильинка 4)

Фоторепортаж-©ВладимирВиноградов,2022

Неформальная семантика городской среды

На Международной Конференции прошедшей в МГХПА им. С.Г. Строганова была опубликована (23 10 2021)статья Владимира Виноградова , где были рассмотрены проекты графических работ. Их цель -выявить некоторые направления и тренды, проанализированы некоторые графические тенденции в городской среде наших дней на основе дизайнерских работ Отто Хайека, Студии Александра Ермолаева, Покрас Лампаса*, др. анонимных авторов

the projects of graphic works are considered in order to identify some directions and trends, some graphic trends in the urban environment of our days are analyzed on the basis of the design works of Otto Hayek, Alexander Ermolaev Studio, Pokras Lampas *, other anonymous authors                         

ключевые слова: мурал, графика в городе, неформальное искусство/mural, graphics in the city, informal art

Помимо традиционных коммуникативных объектов и связей в современном городе, хочется проследить специфику и особенности средовых графических появлений на примере творчества отечественных и зарубежных художников.

Одним из ярких примеров комплексного обустройства и декорирования пространства в Москве стала персональная выставка немецкого дизайнера, скульптора, художника Отто Хайека прошедшая в ЦДХ (1989 год). Выставка называлась “Цвет в жизнь для Москвы”.

Перед зданием выставочного комплекса, растянувшись  до Крымского моста, была произведена масштабная роспись асфальта. Она представляла собой колоссальную орнаментальную комбинацию простых геометрических фигур красного, жёлтого и синего цветов. Смотрелось свежо и остро -чётким регулярным ритмом формулированы ясные ориентиры и образные концепции колористики города, что конечно “утепляло” городскую среду. Вкрапления контрастной ритмической и эмоциональной компоненты.

Дополняла пространственную композицию синяя стела с акцентами красного цвета на скошенных гранях. Её динамичная наклонная форма составлена из металлических плоскостей. 

Стела была установлена скульптором перед входом на выставку. Стала органичным  акцентом северного торцевого фасада здания, где кстати и располагается до сих пор. Сейчас здесь вход на выставки Новой Третьяковской галереи

В  качестве примера -дизайнерская и графическая работа Владимира Виноградова для молодёжного Бизнес Фестиваля в долине реки Сукко.

Пластическая идеология графики для фестивальной среды носила девиз -Южный вектор. Что, считалось способствовало проведению деловых игр и служило айдентикой молодёжных мероприятий. В работе принимали участие -Студия Темпоральная реальность и студенты Института Индустрии Моды. Ландшафтные композиции для молодёжного бизнес фестиваля -500 м2 раскраски акрилом асфальта на фестивальной площади и очевидно, навеяны  творчеством немецкого дизайнера О.Хайека.

Примечательны работы А.П.Ермолаева и его студии ТАФ (Театр Архитектуры Формы) в Москве. 

Как правило в Студии Александра Павловича нестандартные и неожиданные проектные решения. Их принципы строятся так, от “сермяжной” и честной опоры на бытовые реалии, до обращения к архетипам и основам “протоформы”. Моделируется пространство городской среды посредством обращения к истокам, “протокультуре” (термином введённым ТАФ).

Посылкой для проектной идеи может стать аналитический  эскиз скромной эмалированной таблички, городских реалий, коммуникации, средства транспорта и т.п. В своих проектах студийцы ТАФ проникают в глубинную суть символов, текстуры, орнамента. Выявляют качества природных и техноматериалов. Проявляют стремление к максимально простоте решений, убедительно встраивают их в бытовую среду сегодняшнего дня. Осознают пути контакта с реальностью. Стремятся в творческом эксперименте представить и спроектировать проблемы города, придать цивилизованные и точные черты пластике магаполиса. Эксперименты с изобразительными материалами и техниками.

Цель задания студии ТАФ -сформулировать какой должна быть городская улица, транспортная остановка, лавочка, клумба и прочие элементы оснащения пространства. Творческие позиции Студии ТАФ всегда отличались простым и прямолинейным здравым смыслом. В этом их концептуальная активность и красота. В разработках Студии стилизованные фотофиксации смотрятся как аналитическое исследование графики объектов. Тех элементов, что работают как непроизвольные акценты в айдентике города.

Так в одном выполненным заданий студентами  МАРХи получен следующий результат. Наглядно подобраны фрагменты объявлений, таблички, порядковые номера, сигнальные предупреждения, лозунги и т.п. На основе как бы случайного совмещения разнородных информационных графем и блоков показаны определённые закономерности, возникает ощущение эпохи. Непредвзято определены характерные качества шрифтовой культуры. Выявлена идеология, образный контекст реалий и мифов Страны Советов. Фактически те графические объекты, что использует  в своих работах студия ТАФ (Театр Архитектуры Формы) примитивны. Но именно этим  они в данном случае наиболее радикальны, проектно технологичны. Представлены комбинации латинских букв  “S E” (инициалы выбраны (S)Саша Ермолаев – так обычно  представляется коллегам Александр Павлович  разнокалиберные шрифтовые гарнитуры. Это вариаций шрифта из разных визуальных  и пространственных структур. 

Отслеживается грубое и хаотичное освоение среды. Бесконечными рекламными баннерами и объёмными установками -всего того, что безжалостно замусоривают пространство. Кажется, они случайны, вырваны из контекста, а некоторые шрифтовые комбинации являются частью крупного рекламного объекта дизайна. Но таким образом выстраивают конкретный пластический образ. Получаются компактные композиции, убедительные и доходчивые, как бы переплавленные в модули смысла

В коротком знакомстве с  феноменом граффити можно выделить некоторые направления, стилевые характеристики и принципы концепции, пластические ключи, нетривиальные решения. Можно рассматривать его  как  вид монументального искусства. Важные цели и качества данной семантики – реализация творческих амбиций, зачастую маркировка ареала проживания клана, маргинальных группировок. 

Проявления спонтанной графики существовали ещё в древнем мире, в античных Помпеи например. В первую очередь, следует отметить оперативную реакцию анонимных мастеров баллончика с краской и кистью на новейшие социокультурные тенденции. Ими выполняются зачастую наивные шрифтовые вариации “готических” мотивов, доморощенного гиперреализма, молодёжных “эмо” эпатажей. Также популярны темы фэнтези, мифические и на религиозные сюжеты.  Создаются талантливые стилизации  на практически любые исторические образы из кино и медийных СМИ.  Их можно классифицировать как некую мимикрию под “хороший тон” в стремлении следовать  канве молодёжной культуры. Возможно, искусство граффити являлось формой самовыражения в эпоху “доинтернетья”. Кажется, безразличное отношением к зрителю, но так зрителя незаметно “зомбируют”, вербуют своих почитателей и фанов. 

Создаются так называемые “муралы” , определим их как эстетическиеили нетленка, создаваемые исключительно для улучшения визуального восприятия городской среды. Километровые росписи заборов, панелей смотрятся неким калейдоскопом новостной ленты, что-то грандиозное и заумное. 

В разборе феномена популярности граффити можно отметить и, что отдельную нишу занимают исламские и восточные мотивы. Арабская вязь и каллиграфические изыски в письменности, абракадабра  алхимиков и оккультизм, шаманские закорючки -арсенал графитчика. Особенности таких проявлений граффити хорошо иллюстрируются примерами работ  и акциями популярного сейчас Пакрас-Лампаса* из подмосковного Королёва. 

Как правило, графитчики задействуют веер стилей, используют некий набор опусов и начертаний на “злобу дня”. Используются расхожие стереотипы “о красивом и прекрасном” , где мгновенно реализуется заветная мечта. Буквально революционная особенность граффити в чрезвычайно коротком пути самореализации автора. Демонстрируется завидная свобода самовыражения. Специфика -скорость исполнения, весь процесс работы в стрессовых условиях при дефиците времени.  Быстрый пластический отклик  на социальные проблемы возможен из-за отсутствия долгих согласований с официальными организациями. Графический экзерсис на стене в городе -некий эфемер с циклом жизни “до вечера”. Часто его судьба -мгновенное удаление, авральное закрашивание 

Политические граффити обычно заказные. Осуществляется поддержка социально значимых  сюжетов или по тематике приуроченной к массовым мероприятиям. Они выполняют определённую социальную роль и могут быть завуалированы под непрофессиональную “самодеятельность”. Часто неформальные линии народного творчества становятся прирученными  официальными структурами. На спонсорские деньги предоставляются бесплатные материалы и краски, аэрозольные баллончики, подъёмная техника  и пр. Граффити сейчас -непременный атрибут молодёжных фестивалей, артакций.  Масштабность работ и объектов по степени охвата аудитории фактически конкурирует с телевизором и др. СМИ.

Примечателен феномен “фантомного” Бэнкси -в котором очевидена тщательно проработанная коммерциализация акций и коммерческая подоплёка его творчества.  На первый взгляд, неформального и “отвязного” искусства, но по сути, с  тщательно продуманным, якобы “спонтанным” сценарием и режиссурой. Действо растянуто во времени и пространстве и встраивается в массовое сознание, как скажем, некий “мексиканский сериал”, что заявляет права на остойчивость в социуме. Всё это имеет сейчас высокие ставки  в аукционных домах.

  1. Отто Хайек “Цвет в жизнь для Москвы”, СХ СССР, 1989г. 
  2. А.П.Ермолаев “Словарь дизайнера в 21 веке”, 2004г.

3.https://news.mail.ru/society/48361572/gallery/7847695/

4.https://butirsky.livejournal.com/1974.html

*настоящая фамилия –Арсе́ний Пыженков, работает над, так называемым “муралом” в названном им стиле «каллиграфутуризм»

выцТАФка на Миллионщикова 35/5

закрывает 2021 год замечательная выставка Студии ТАФ (Театр Архитектуры Формы)

Профессор Александр Павлович Ермолаев демонстрирует новые работы своих соратников, студентов МАРХи и ставшие классикой объекты дизайна, фотографии, живописи и архитектуры.

Архмосква у Кремля

3-го июня в помещении Клуба Архитекторов  в Гостином Дворе открылась АРХ Москва с выставки Бюро Zaha Hadid Architects.

Припоминается -на мастер классе в 2005 году (ЦДХ) Заха Хадид заявила, что интеллектуальные и эмоциональные фазы своего творчества черпает в русском авангарде. Традиции и идеи ранних конструктивистов, модернизм зачастую основа её работы, этот выход за рамки постмодернизма и деконструктивистов апелляция  к современным идеям города и параметрического дизайна.

В клубе Архитекторов демонстрировались построенные, так и незавершенные проекты, которые были разработаны для клиентов из России и в основном в Москве. Проекты -башня «Доминион» (проект 15 года), частная вилла в Барвихе (2016 г.), штаб-квартира Технопарка Сбербанка в Сколково (сейчас в строительстве), ряд новых проектов, о понятии Пространства, Движения и Города, идеи перманентной мобильности, комплексов жилой среды и  науки и техники, актуальные проблемы экологии…

 

Время прошлое и настоящее

Всего 5 дней в Гостином дворе Российский Антикварный Салон -улицы искусств с шедеврами 2-ой половины ХХ века.

Сопоставление стилей, парад амбиций

Пластик-фантастик -das ist fantastisch!

На антресолях Новой Третьяковки приютился Музай Дизайна Саньковой Александры. В пандан КИНЕТИЧЕСКОГО ИСКУССТВУ, прекрасно экспонирующемуся также на Крымском валу 10. Выставка по-своему раскрывает эстетику дизайна как формообразования и вторичную переработку полимерных материалов. Иногда с иронией, иногда с сожалением  об технологических “достижениях” человечества.

И как всегда, тонкое и точное понимание проблем дизайна, как западного так и отечественного. Игрушечное, из далёкого детства, отношение к Бытию… Демифологизация фетиша. Шлифовка новых форм, тенденции времени.

The Темпоральная реальность Show Must Go On

продолжаются занятия студии Темпоральная реальность. В галерее А3 в рамках проекта ” У времени в плену” Владимир Виноградов 23 02 2011 г. провёл занятие из цикла классических методик “Натюрморт”. Участвовали Павел и Надежда Певчевы , Ольга Грачёва, Елена Лоер, Надежда Александрова, студенты Университета МИСиС -Михаил Павленко, Станислав Черепанов и Илья Котельников

с 14 минуты наш Учитель:

Свет в восьмидесятые

В журнале “Светотехника” вышла статья Владимира Виноградова

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ СВЕТИЛЬНИКОВ В СССР

представлены некоторые перспективные образцы осветительной техники для жилища. Даны пластические характеристики и идеи творческих посылок светильников разработанных в середине 80-х годов ХХ века. Описан проектный подход и творческие методы эксперимента в дизайне. Показан вариант видения и поисковые модели ведущих художников-конструкторов СССР. Вскрыты методики проектного эксперимента.

Отмечено существование и потребность в расширении нетрадиционного дизайнерского подхода к проектированию, использование методики эксперимента. Именно в стенах института   технической эстетики (ВНИИТЭ) существовали для этого подходящие условия.

В рамках программы разработки светильников для Института Света в Москве (ВНИСИ) в Институте Технической эстетики (ВНИИТЭ) в середине 80-х годов были разработаны оригинальные модели светильников с нетрадиционной композицией и световой схемой. [2]

Для описания разработок изделий применяется специфичная профессиональная лексика, свойственная именно этому коллективу. Её ассоциативные посылки позволяли дизайнерам того времени нетривиально подойти к генерации проектного образа. [4]  Коллекция светильников создана для комплексного обеспечения потребностей жилища в освещении.

На архивных фотографиях-иллюстрациях представлены модели светильников, спроектированные творческим коллективом. Его состав  -Владимир  Виноградов, Ирина Преснецова и Алексей Хауке. [3]       Дизайнеры этого проектного альянса ставили  проектную установку на перспективу -разрабатывали проекты, не обеспечивающие мгновенный материальный успех. Обычно поручались художественно-конструкторские работы концептуального и экспериментального характера. При этом учитываются эргономические факторы, технологические закономерности производства и соответствие тенденциям времени. Так проявлялась проектная фаза.

Демонстрировали специфичные проектные алгоритмы; ставка на нестандартную компоновку и конструкцию. Активном игровом проигрыше потребительской ситуации. [5]

В идеологии проектов -исключение “украшательства” принципов стайлинга, заимствований и плагиата. Возможно, так стирается технократическое и косное восприятие. [1]

Кажется, что данный проектный подход выглядит, на первый взгляд бутафорским и непродуктивным. Но таким театральным подходом генерируются нетривиальные конструкции и формы. Полагается новое формообразование, расширяется бытовая потребительская ниша.

Светильники на фотографиях изготовлены на Опытном производстве (подразделение ВНИИТЭ базировавшееся на территории ВДНХ-а). Для изготовления использовались дюралюминий, сталь, ткань, оргстекло и краска. Выполнение моделей осуществлялось токарями, фрезеровщиками, а подгонка деталей опытными макетчиками и слесарями.

При создании светильников творческий альянс дизайнеров создал самые неожиданные образы, использовал чуднЫе и смелые ассоциации, задавая яркие ипостаси света. Рабочие девизы зачастую иррациональны и метафоричны. Формируют  световую картину, создавая диффузный, рассеянный, направленный, “интеллектуальный” или “разумный” свет.

Особенным направлением разработок, стали фантазийные объекты с метафорической образной посылкой. У каждой модели светильника проявлен своеобразный почерк авторов. В формировании концепции светильников дизайнерами используются имена известных персонажей из древнегреческих мифов. Такой принцип творческой фабулы специфично проявился в дизайне светильников.

Некоторые модели созданы для декора, утверждения, так называемого, пластического ключа в интерьере. Примечательно, что функциональные и эргономические качества объектов светильников не всегда доминировали в проектных установках.

Цвет у большинства моделей был выбран радикально -“строгий чёрный”. Это соответствовало входившему тогда в моду минимализму, резко выделяло объекты дизайна среди прочих аналогов. Объекты оборудования жилища получались контрастными к окружающей среде интерьера жилища. Дешёвая позолота исключается как свидетельство низкопробного украшения или простейший маркетинговый ход.

Расширить ассортимент по формированию световой среды в квартире должен был потолочный светильник “Галактика” (фото модели на рис.1).  Конструктивно предусмотрены два режима освещения пространства -общее и местное.

Детальный состав устройства таков. В чёрном  металлическом плафоне конической формы размещена мощная лампа. Она создаёт направленный световой поток вниз. При потребности пятно освещённости можно регулировать, опуская или поднимая плафон(рис.1а).

Художественная структура композиции светильника -ажурный параллелограмм с коническими шарнирами. В узлах конструкции размещены мерцающие миниатюрные лампочки. Сжимая или растягивая решётку можно легко компоновать фигурацию каркаса. К примеру, в одном варианте выстраивается созвездие “Большая медведица”, а при некотором растяжении и сдвиге ромбов её каркаса, составляется новая астральная комбинация. Светильник-инсталляция создаёт на потолке комнаты своеобразный, романтично сверкающий парад планет. Можно создать вспомогательное мягкое, рассеянное освещение.

На рис.2 показана потребительская ситуация применения светильника “Галактика”. В эскизной графике проектный поиск по созданию образа фантазийной жилой среды.

В только что входившем в моду того времени, стилевом направлении «Арт дизайн», [7] решёно устройство динамического подвеса плафона светильника (рис.3). “Обнажённая” конструкция как принцип формирования образа. Кронштейн размещаемый на потолке кухни. Имеет звонкое название “Малевич”. Предназначен для перемещения светильника в удобное место пространства.

В пластической концепции дизайна устройства заложена идея воссоздать плоскостные графические композиции русских авангардистов в объёмном, трёхмерном виде.

Силуэт кронштейна представляет собой строгую конструктивистскую композицию. Несомненно, его внешний вид  навеян картиной Эль Лисицкого “Бей красным клином”. Стилистику можно отнести к суперматизму. Без декора барочных загогулин. Очевидны параллели между произведениями станкового искусства и реальными дизайнерскими объектами для освещения пространства.

Конструкция кронштейна проста и надёжна. На круглой монтажной площадке размещено стальное кольцо для перемещения штанги в горизонтальной и вертикальной плоскостях. На кольце при помощи двух цилиндрических втулок выдвигается несущая штанга. Диск основания обеспечивает вращение конструкции вокруг вертикальной оси на 360°. Это позволяет установить осветительный плафон в необходимую зону пространства; изменить точку подвеса -высоту светильника по горизонтали и вертикали.

Секрет конструкции в том, что при свободном вращении штанги на кольце, её заклинивает от приложенной нагрузки. Так фиксируется положение подвеса плафона в нужной точке.  Диаметр поворотного кольца расчитан так, чтобы при максимальном выдвижении штанги компенсировать крутящий момент(рис.3а).

Подобную задачу,  установки в нужном месте пространства излучателя светильника служит и светильник “Аист” (рис.4). Его изящный силуэт напоминает парящую в небе птицу.

Композицию составляет стержень с коробчатым плафоном, которую  уравновешивает элегантный белый лист-рефлектор, сложенный как в оригами. Конструкция подвешивается на потолке за крюк. Перемещение конструкции осуществляется при помощи шнура со скобой-ручкой дельтовидной формы.

Светильник, кстати, напоминает культовый артефакт 20-х годов ХХ века -“Летатлин” созданный Владимиром Татлином.

Переносной светильник “Соня” (рис.5) создаёт “вечерний” свет в спальне. Внешне похож на кувшин. Ручка-дуга, расположенная на задней поверхности, позволяет как из лампы Алладина разливать в удобные закоулки свет! В нижней части светильника расположен электронный будильник. Следует отметить, было модно расширять возможности бытовых предметов дополнительными опциями, например, встроить радиоприёмник, будильник или др. функции повышающие комфорт.

У люстры “Медея” (рис.6) отличительная черта – изменение площади  поверхности затеняющего абажура. Сферический абажур выполнен из шёлка. Лёгкого роскошного материала, с богатым культурным шлейфом. Его светопроницаемость позволяет создать мягкую светотеневую картину в интерьере и оптимальную освещённость. Люстра хороша для создания театрального «уютного» пространственного эффекта в интерьере.

Для декоративного украшения интерьера была создана бра “Данко” (рис.7). В настенном бра была заложена пластическая идея -“Гранула света”.  Интрига дизайна достигается благодаря использованию “ЗД технологий” того времени (середина 80-х годов). В фильтре из оргстекла фрезерованы пирамидальной формы призмы (под углом в 120 градусов). Благодаря этой особенности рельефа фильтр светильника создаёт спектральный световой эффект (радужный цветной перелив).

Краткое описание конструкции прояснит эстетику напольной лампы “Шахерезада”(рис.8). Поэтично названная дизайнерами  лампа вполне подходит для создания театрального пространственного эффекта в интерьере. Металлические детали лампы выполнены из медного сплава. Ведь воссоздавая исторические мотивы в экзотическом образе мавританской стилистики, уместен красный оттенок. [6]

В центре основания расположена лампочка, излучающая “волшебный свет”. В тарелке основания укреплён стержень, его длина около полутора метров, он имеет плавный лекальной формы изгиб. Пружинные свойства несущего стержня позволяют растягивать шёлковый шатёр и таким образом создавать гармоничную световую форму. Купол светильника фиксируется конической втулкой и завязывается на кромке основания шнурком с стильной кисточкой. Для него использован белый шёлк –лёгкий и роскошный. Создается мягкая светотеневая игра без бликов. Высвечивается изысканное действо света, cимволизируя богатую культурную традицию востока.

Оригинальное композиционное решение у модели светильника «Воздушный дракон” (рис.9). Свисающий “хвост Дракона” состоит из гирлянды лампочек. Можно раскладывать его произвольно и как лианой обвивать пространство. В качестве мини источников свечения применены галогенные лампочки размещённые в цилиндрических трубках.

Световая панель светильника “Грань” (рис.10) выполнена из треугольной стеклянной пластины лунного цвета. Укрепляется на трёх пружинных защёлках. Достоинства  конструкции -простота, обеспечивается освещения труднодоступных углов интерьера.

Конструкция напольной лампы “UFO” (рис.11) состоит из белого конуса с отверстиями-иллюминаторами. Композиционным завершением лампы служит плавно изогнутый стержень с дюралевым конусом наверху. Его поверхность отполирована до зеркального блеска.

Соль проекта -создание артефакта, как некоего светового фантома в жилой среде.

Необычный на первый взгляд, торшер «Эол» (рис.12) устроен следующим образом.  На массивном устойчивом чёрном диске основания торшера укреплена ручка и крюк с затейливым изгибом. На стойке размещёна большая параболическая серебряная полусфера. В точке её фокуса располагается лампа накаливания. Она подсвечивает витражные стеклянные треугольники. На дисковый экран проецируются волшебные видения и являются оптические иллюзии! Цветное марево света, ощущение романтики, тонкие реминисценции -идея светильника.

Но это не все особенности конструкции. На стальной проволоке перед рефлектором подвешен диск и прикреплены изящные часовые стрелки. По задумке авторов, повинуясь ветрам Зефира, стрелки свободно, как в динамической авангардной композиции вибрируют.

Эту модель светильника можно уподобить кинетическим скульптурам, так называемым мобилям. Прослеживаются аналогии с произведениями модного американского скульптора Александра Кальдера 60-х годов.

Стирается грань между промышленным дизайном и другими видами искусства, отечественной школой дизайна и западными образцами культуры.

Примечателен внешний вид светильника”Нимб” (рис.13). Он выполнен в стилистике минимализма.

Конус в центре матового диска -ключевой акцент композиции. Источник света-кольцевая люминесцентная лампа. Кстати, тогда редко используемая в быту.

Авторы полагали, что этот световой объект органично впишется в интерьеры хай-тека, популярного в те годы.

Для профессиональной полноты проекта все модели светильников комплектовались специально разработанной промграфикой и упаковкой (рис. 10).

В коротком очерке высказано стремление дизайнеров нетрадиционным способом создавать новые формы, а не подгонять внешний вид изделий к распространённым стереотипам и стилям. Методику проектного поиска можно заслуженно отнести к экспериментальному дизайну.

Думается и сегодня разработки этих светильников могут представлять не только исторический, но и практический интерес. Их можно легко модернизировать. Оснащать современными излучателями света -энергосберегающими люминесцентными лампами, устанавливать светодиоды.

Модели светильников успешно экспонировались на выставках в Центральном Доме Художника, ВДНХ СССР и Центре Технической Эстетики ВНИИТЭ на Пушкинской площади.Вызывали повышенный интерес зрителей, но в серию не пошли.

ЛИТЕРАТУРА

[1]                        А.В.Ефимов, В.Ф.Колейчук. “Эксперимент в дизайне”, издание ВНИИТЭ, Методические материалы, ГКНТ СССР

УДК 745.02.061.3(47), Москва 1987

[2]                        С.А.Усова. Каталог “Промдизайн”, стр.16-19

УДК 77.041.8, ББК 85 16 У76

ISBN 978.5.4465-1689.6, Москва 2019

[3]                        Строгановские чтения

“Материал-Технология-Форма как универсальная триада в дизайне, архитектуре, изобразительном и декоративном искусстве”, Москва 2018

“Экспериментальный дизайн ВНИИТЭ: от идеи формы к конструкции и материалу”

УДК, ББК 85 .1 , М33

ISBN 978.5.87627-151.8, Москва 2019

[4]                        статья в интернете -«Проектирование и промдизайн светильников»

https://klona.ru/blog/promyshlennyy-dizayn/proektirovanie-i-promdizain-svetilnikov

[5]                        Международная научно-проектная конференция

“Искусство света: Дизайн, Архитектура, Художественное и проектное творчество”

Виноградов В.В. «Световой объект как тема формообразования в дизайне ХХ века: эксперименты и образы», стр.199-204

УДК 72+745/749:628.9, ББК 86 И 86

ISBN 978.5.8.87267.184.6, Москва 2019

[6]                        Alexander N. Lavrentiev, Yuiri V. Nazarov, “Russian Design Traditions and Experiment” 1920-1990, стр. 128-130, Academy Editions,

ISBN 1 85490 426 4; Academy group, 43 Leinster London W2 3AN, Berlin 1995

[7]                        Материалы международной конференции к 150-летию Музея декоративно-прикладного и промышленного искусства МГХПА им. С.Г.Строганова

“Музеи декоративного искусства художественной промышленности и дизайна: вчера, сегодня, завтра”

“Проектирование предметов быта и альтернативные проекты в Советском дизайне 1980-х г”. стр.414-148

УДК 727.7, ББК 85, М89, ISBN 978.5.87.627.157 0

III Биеналле в Гараже

 

До объявления локдауна московским музеям составлен репортаж о выставке современного искусства проходящей в залах  Гаража.

 Мнение по экспозиции высказали Бакалавры  Кафедры Автоматизированного проектирования и дизайна МИСиС Бакшинская Мария :

“Общее впечатление о выставке можно описать словами «странно» и «страшно»Сама выставка называется «Красивая ночь всех людей», и действительно зритель сталкивается с разными типами людей, цепляясь их за разные стереотипы и проверяя себя на стойкость, ведь в жизненных реалиях кроются образы, спрашивая человека, готов ли он с ними мириться. Расскажу о некоторых экспозициях, которые мне запомнились. 

Первое с чего начинается выставка это мягкие игрушки, воплощенные из детских рисунков, что обычного взрослого человека заставляют умилиться больше, чем испытать легкое отвращение от нелепости форм и размеров.  

Второй элемент выставки резко меняет настроение у зрителя. Если мягкие игрушки — это мило, то окровавленные головы, вылепленные из глины будто с пренебрежением, заставляют ощутить страх, вину и осуждение, хотя и выражение лица этих голов печально и будто молит о пощаде. Четыре колонны с этими головами приводят тебя к то ли школе, то ли тюрьме, в которых молятся люди. Вся эта композиция заставляет вспомнить о жестокости людей, в частности о террористах и представить себя на месте жестокого человека. Что испытаете вы, когда у вас будут просить о пощаде? 

Далее зритель от высших рассуждений о добре и зле проходит в карикатурную комнату, полную бытовых ассоциаций: здесь тебе и советский вещизм, и коллекционирование сувенирчиков, которое так любит просоветский человек. Темно-коричневые стены делают из комнаты пещеру, в которую первобытный человек, коим привык себя считать по теории Дарвина почти каждый советский человек родившийся в 20-м веке, тащит все что нашел снаружи, а ярко желтый диван – самая милая советской душе вещь.  

Отдельная ирония посвящена сталинскому ампиру. Фонтан, стоящий на куриной ножке из строительной пены покрытый золотом и стразами – это ли не шик! 

Пройдя немного дальше, можно засмеяться и спросить себя: «Что здесь делает магазинчик из подвала моей хрущевки?» Перед вами плакат 80-90-х, повествующий с каким энтузиазмом пользовались маркетологи фильтрами только-только пришедших из-за границы и как неумело ими пользовались. Умиляешься, да и только. 

Поднимаясь на второй этаж «Гаража» лично мне пришлось столкнуться с детством, ведь ни что так хорошо не напоминает о нем, как ни образы фей из мультфильмов 00-х. Фигуры больше 2-х метров выполнены из черного железа с огромными когтями и в угрожающих позах, но именно такими мне их нравится видеть, ведь в моей душе где-то есть темная часть, готовая вырваться в бой, думаю эти фигуры – мои любимые в этой выставке. 

Также страшная часть выставки представляет собой стену из черно-белых фотографий овальной формы, сделанных для надгробий, будто художник действительно ходил по кладбищам и украл их оттуда, это как минимум вызывает какой-то потусторонний страх. Добавляет параноидности отдельно изображенные глаза то человека, то животных на этих формочках – за тобой точно следят. Все эти овалы выстроены в форме рыбы и как бы рассказывают историю человечества, предсказывая ее фатальное будущее.  

Еще много можно подметить в этой выставке и найти образов, в целом такое современное искусство заставляет посмотреть на свою жизнь и из чего она состоит, а может и на чужую жизнь и предлагает зрителю сделать выводы, а может и начать действовать. Как и один из лозунгов этой выставки «Искусство не бессмыслица» я осознала, что искусство действительно вдохновляет на рассуждения.

Мнение Куликова Никиты приведено ниже:

“Выставка в музее современного искусства состоит в основном из экспозиций высмеивающих советский быт, отдельные экспозиции в свою очередь показывают абстрактные образы проблем или авторское видение. Но именно авторское видение выпирает сильно. Авторы настолько хотели эпатировать публику, что порой было смешно смотреть…

В пример можно привести ситуацию с картинами. Явно автор хотел донести сложность жизни обычного подростка девушки, но при этом композиционные правила не ясны и на что нужно обратить внимание в большей степени, а что является просто дополнением к основному посылу.  

Или другой пример, висящие маски -зритель думает, что они отображают проблемы человечества, но спросив консультанта, узнаешь, что авторы не хотели значимые создать образы, содержащие в себе особый смысл. 

При всей кажущейся актуальности выставки, ей очень не хватает мультимедийных технологий. Конечно, присутствуют кино комнаты, но чтобы использовались современные технологии как часть полноценной композиции – такого я не заметил. 

Если оценивать выставку в целом, то она довольно открыта и доступна, и это довольно странный способ знакомства с современным искусством. Но простой человек скорее всего потеряется среди разных образов, которые зачастую хотят лишь привлечь внимание. Глубокого смысла он там не найдет. Просто как жвачку пожует и выплюнет без особого желания снова попробовать это снова.