The Темпоральная реальность Show Must Go On

продолжаются занятия студии Темпоральная реальность. В галерее А3 в рамках проекта ” У времени в плену” Владимир Виноградов 23 02 2011 г. провёл занятие из цикла классических методик “Натюрморт”. Участвовали Павел и Надежда Певчевы , Ольга Грачёва, Елена Лоер, Надежда Александрова, студенты Университета МИСиС -Михаил Павленко, Станислав Черепанов и Илья Котельников

Анонс выставки февраля

В знаменитой Галерее А3 (Староконюшенный пер., 39) 19 02 2021 состоится открытие выставки “У времени в плену”(куратор Виталий Владимирович Пацюков).

студия Темпоральная реальность представляет избранные работы

Владислава Зубарева, Ивана Бурмистрова, Владимира Виноградова, Марьи и Натальи Гончарук, Надежды Певчевой, Сергея Соколова,

Александра Сафошкина и др.

Александр Сафошкин_2015_Окно в студии Владислава Зубарева_Магический кристалл_30х40_акрил холст

Свет в восьмидесятые

В журнале “Светотехника” вышла статья Владимира Виноградова

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ СВЕТИЛЬНИКОВ В СССР

представлены некоторые перспективные образцы осветительной техники для жилища. Даны пластические характеристики и идеи творческих посылок светильников разработанных в середине 80-х годов ХХ века. Описан проектный подход и творческие методы эксперимента в дизайне. Показан вариант видения и поисковые модели ведущих художников-конструкторов СССР. Вскрыты методики проектного эксперимента.

Отмечено существование и потребность в расширении нетрадиционного дизайнерского подхода к проектированию, использование методики эксперимента. Именно в стенах института   технической эстетики (ВНИИТЭ) существовали для этого подходящие условия.

В рамках программы разработки светильников для Института Света в Москве (ВНИСИ) в Институте Технической эстетики (ВНИИТЭ) в середине 80-х годов были разработаны оригинальные модели светильников с нетрадиционной композицией и световой схемой. [2]

Для описания разработок изделий применяется специфичная профессиональная лексика, свойственная именно этому коллективу. Её ассоциативные посылки позволяли дизайнерам того времени нетривиально подойти к генерации проектного образа. [4]  Коллекция светильников создана для комплексного обеспечения потребностей жилища в освещении.

На архивных фотографиях-иллюстрациях представлены модели светильников, спроектированные творческим коллективом. Его состав  -Владимир  Виноградов, Ирина Преснецова и Алексей Хауке. [3]       Дизайнеры этого проектного альянса ставили  проектную установку на перспективу -разрабатывали проекты, не обеспечивающие мгновенный материальный успех. Обычно поручались художественно-конструкторские работы концептуального и экспериментального характера. При этом учитываются эргономические факторы, технологические закономерности производства и соответствие тенденциям времени. Так проявлялась проектная фаза.

Демонстрировали специфичные проектные алгоритмы; ставка на нестандартную компоновку и конструкцию. Активном игровом проигрыше потребительской ситуации. [5]

В идеологии проектов -исключение “украшательства” принципов стайлинга, заимствований и плагиата. Возможно, так стирается технократическое и косное восприятие. [1]

Кажется, что данный проектный подход выглядит, на первый взгляд бутафорским и непродуктивным. Но таким театральным подходом генерируются нетривиальные конструкции и формы. Полагается новое формообразование, расширяется бытовая потребительская ниша.

Светильники на фотографиях изготовлены на Опытном производстве (подразделение ВНИИТЭ базировавшееся на территории ВДНХ-а). Для изготовления использовались дюралюминий, сталь, ткань, оргстекло и краска. Выполнение моделей осуществлялось токарями, фрезеровщиками, а подгонка деталей опытными макетчиками и слесарями.

При создании светильников творческий альянс дизайнеров создал самые неожиданные образы, использовал чуднЫе и смелые ассоциации, задавая яркие ипостаси света. Рабочие девизы зачастую иррациональны и метафоричны. Формируют  световую картину, создавая диффузный, рассеянный, направленный, “интеллектуальный” или “разумный” свет.

Особенным направлением разработок, стали фантазийные объекты с метафорической образной посылкой. У каждой модели светильника проявлен своеобразный почерк авторов. В формировании концепции светильников дизайнерами используются имена известных персонажей из древнегреческих мифов. Такой принцип творческой фабулы специфично проявился в дизайне светильников.

Некоторые модели созданы для декора, утверждения, так называемого, пластического ключа в интерьере. Примечательно, что функциональные и эргономические качества объектов светильников не всегда доминировали в проектных установках.

Цвет у большинства моделей был выбран радикально -“строгий чёрный”. Это соответствовало входившему тогда в моду минимализму, резко выделяло объекты дизайна среди прочих аналогов. Объекты оборудования жилища получались контрастными к окружающей среде интерьера жилища. Дешёвая позолота исключается как свидетельство низкопробного украшения или простейший маркетинговый ход.

Расширить ассортимент по формированию световой среды в квартире должен был потолочный светильник “Галактика” (фото модели на рис.1).  Конструктивно предусмотрены два режима освещения пространства -общее и местное.

Детальный состав устройства таков. В чёрном  металлическом плафоне конической формы размещена мощная лампа. Она создаёт направленный световой поток вниз. При потребности пятно освещённости можно регулировать, опуская или поднимая плафон(рис.1а).

Художественная структура композиции светильника -ажурный параллелограмм с коническими шарнирами. В узлах конструкции размещены мерцающие миниатюрные лампочки. Сжимая или растягивая решётку можно легко компоновать фигурацию каркаса. К примеру, в одном варианте выстраивается созвездие “Большая медведица”, а при некотором растяжении и сдвиге ромбов её каркаса, составляется новая астральная комбинация. Светильник-инсталляция создаёт на потолке комнаты своеобразный, романтично сверкающий парад планет. Можно создать вспомогательное мягкое, рассеянное освещение.

На рис.2 показана потребительская ситуация применения светильника “Галактика”. В эскизной графике проектный поиск по созданию образа фантазийной жилой среды.

В только что входившем в моду того времени, стилевом направлении «Арт дизайн», [7] решёно устройство динамического подвеса плафона светильника (рис.3). “Обнажённая” конструкция как принцип формирования образа. Кронштейн размещаемый на потолке кухни. Имеет звонкое название “Малевич”. Предназначен для перемещения светильника в удобное место пространства.

В пластической концепции дизайна устройства заложена идея воссоздать плоскостные графические композиции русских авангардистов в объёмном, трёхмерном виде.

Силуэт кронштейна представляет собой строгую конструктивистскую композицию. Несомненно, его внешний вид  навеян картиной Эль Лисицкого “Бей красным клином”. Стилистику можно отнести к суперматизму. Без декора барочных загогулин. Очевидны параллели между произведениями станкового искусства и реальными дизайнерскими объектами для освещения пространства.

Конструкция кронштейна проста и надёжна. На круглой монтажной площадке размещено стальное кольцо для перемещения штанги в горизонтальной и вертикальной плоскостях. На кольце при помощи двух цилиндрических втулок выдвигается несущая штанга. Диск основания обеспечивает вращение конструкции вокруг вертикальной оси на 360°. Это позволяет установить осветительный плафон в необходимую зону пространства; изменить точку подвеса -высоту светильника по горизонтали и вертикали.

Секрет конструкции в том, что при свободном вращении штанги на кольце, её заклинивает от приложенной нагрузки. Так фиксируется положение подвеса плафона в нужной точке.  Диаметр поворотного кольца расчитан так, чтобы при максимальном выдвижении штанги компенсировать крутящий момент(рис.3а).

Подобную задачу,  установки в нужном месте пространства излучателя светильника служит и светильник “Аист” (рис.4). Его изящный силуэт напоминает парящую в небе птицу.

Композицию составляет стержень с коробчатым плафоном, которую  уравновешивает элегантный белый лист-рефлектор, сложенный как в оригами. Конструкция подвешивается на потолке за крюк. Перемещение конструкции осуществляется при помощи шнура со скобой-ручкой дельтовидной формы.

Светильник, кстати, напоминает культовый артефакт 20-х годов ХХ века -“Летатлин” созданный Владимиром Татлином.

Переносной светильник “Соня” (рис.5) создаёт “вечерний” свет в спальне. Внешне похож на кувшин. Ручка-дуга, расположенная на задней поверхности, позволяет как из лампы Алладина разливать в удобные закоулки свет! В нижней части светильника расположен электронный будильник. Следует отметить, было модно расширять возможности бытовых предметов дополнительными опциями, например, встроить радиоприёмник, будильник или др. функции повышающие комфорт.

У люстры “Медея” (рис.6) отличительная черта – изменение площади  поверхности затеняющего абажура. Сферический абажур выполнен из шёлка. Лёгкого роскошного материала, с богатым культурным шлейфом. Его светопроницаемость позволяет создать мягкую светотеневую картину в интерьере и оптимальную освещённость. Люстра хороша для создания театрального «уютного» пространственного эффекта в интерьере.

Для декоративного украшения интерьера была создана бра “Данко” (рис.7). В настенном бра была заложена пластическая идея -“Гранула света”.  Интрига дизайна достигается благодаря использованию “ЗД технологий” того времени (середина 80-х годов). В фильтре из оргстекла фрезерованы пирамидальной формы призмы (под углом в 120 градусов). Благодаря этой особенности рельефа фильтр светильника создаёт спектральный световой эффект (радужный цветной перелив).

Краткое описание конструкции прояснит эстетику напольной лампы “Шахерезада”(рис.8). Поэтично названная дизайнерами  лампа вполне подходит для создания театрального пространственного эффекта в интерьере. Металлические детали лампы выполнены из медного сплава. Ведь воссоздавая исторические мотивы в экзотическом образе мавританской стилистики, уместен красный оттенок. [6]

В центре основания расположена лампочка, излучающая “волшебный свет”. В тарелке основания укреплён стержень, его длина около полутора метров, он имеет плавный лекальной формы изгиб. Пружинные свойства несущего стержня позволяют растягивать шёлковый шатёр и таким образом создавать гармоничную световую форму. Купол светильника фиксируется конической втулкой и завязывается на кромке основания шнурком с стильной кисточкой. Для него использован белый шёлк –лёгкий и роскошный. Создается мягкая светотеневая игра без бликов. Высвечивается изысканное действо света, cимволизируя богатую культурную традицию востока.

Оригинальное композиционное решение у модели светильника «Воздушный дракон” (рис.9). Свисающий “хвост Дракона” состоит из гирлянды лампочек. Можно раскладывать его произвольно и как лианой обвивать пространство. В качестве мини источников свечения применены галогенные лампочки размещённые в цилиндрических трубках.

Световая панель светильника “Грань” (рис.10) выполнена из треугольной стеклянной пластины лунного цвета. Укрепляется на трёх пружинных защёлках. Достоинства  конструкции -простота, обеспечивается освещения труднодоступных углов интерьера.

Конструкция напольной лампы “UFO” (рис.11) состоит из белого конуса с отверстиями-иллюминаторами. Композиционным завершением лампы служит плавно изогнутый стержень с дюралевым конусом наверху. Его поверхность отполирована до зеркального блеска.

Соль проекта -создание артефакта, как некоего светового фантома в жилой среде.

Необычный на первый взгляд, торшер «Эол» (рис.12) устроен следующим образом.  На массивном устойчивом чёрном диске основания торшера укреплена ручка и крюк с затейливым изгибом. На стойке размещёна большая параболическая серебряная полусфера. В точке её фокуса располагается лампа накаливания. Она подсвечивает витражные стеклянные треугольники. На дисковый экран проецируются волшебные видения и являются оптические иллюзии! Цветное марево света, ощущение романтики, тонкие реминисценции -идея светильника.

Но это не все особенности конструкции. На стальной проволоке перед рефлектором подвешен диск и прикреплены изящные часовые стрелки. По задумке авторов, повинуясь ветрам Зефира, стрелки свободно, как в динамической авангардной композиции вибрируют.

Эту модель светильника можно уподобить кинетическим скульптурам, так называемым мобилям. Прослеживаются аналогии с произведениями модного американского скульптора Александра Кальдера 60-х годов.

Стирается грань между промышленным дизайном и другими видами искусства, отечественной школой дизайна и западными образцами культуры.

Примечателен внешний вид светильника”Нимб” (рис.13). Он выполнен в стилистике минимализма.

Конус в центре матового диска -ключевой акцент композиции. Источник света-кольцевая люминесцентная лампа. Кстати, тогда редко используемая в быту.

Авторы полагали, что этот световой объект органично впишется в интерьеры хай-тека, популярного в те годы.

Для профессиональной полноты проекта все модели светильников комплектовались специально разработанной промграфикой и упаковкой (рис. 10).

В коротком очерке высказано стремление дизайнеров нетрадиционным способом создавать новые формы, а не подгонять внешний вид изделий к распространённым стереотипам и стилям. Методику проектного поиска можно заслуженно отнести к экспериментальному дизайну.

Думается и сегодня разработки этих светильников могут представлять не только исторический, но и практический интерес. Их можно легко модернизировать. Оснащать современными излучателями света -энергосберегающими люминесцентными лампами, устанавливать светодиоды.

Модели светильников успешно экспонировались на выставках в Центральном Доме Художника, ВДНХ СССР и Центре Технической Эстетики ВНИИТЭ на Пушкинской площади.Вызывали повышенный интерес зрителей, но в серию не пошли.

ЛИТЕРАТУРА

[1]                        А.В.Ефимов, В.Ф.Колейчук. “Эксперимент в дизайне”, издание ВНИИТЭ, Методические материалы, ГКНТ СССР

УДК 745.02.061.3(47), Москва 1987

[2]                        С.А.Усова. Каталог “Промдизайн”, стр.16-19

УДК 77.041.8, ББК 85 16 У76

ISBN 978.5.4465-1689.6, Москва 2019

[3]                        Строгановские чтения

“Материал-Технология-Форма как универсальная триада в дизайне, архитектуре, изобразительном и декоративном искусстве”, Москва 2018

“Экспериментальный дизайн ВНИИТЭ: от идеи формы к конструкции и материалу”

УДК, ББК 85 .1 , М33

ISBN 978.5.87627-151.8, Москва 2019

[4]                        статья в интернете -«Проектирование и промдизайн светильников»

https://klona.ru/blog/promyshlennyy-dizayn/proektirovanie-i-promdizain-svetilnikov

[5]                        Международная научно-проектная конференция

“Искусство света: Дизайн, Архитектура, Художественное и проектное творчество”

Виноградов В.В. «Световой объект как тема формообразования в дизайне ХХ века: эксперименты и образы», стр.199-204

УДК 72+745/749:628.9, ББК 86 И 86

ISBN 978.5.8.87267.184.6, Москва 2019

[6]                        Alexander N. Lavrentiev, Yuiri V. Nazarov, “Russian Design Traditions and Experiment” 1920-1990, стр. 128-130, Academy Editions,

ISBN 1 85490 426 4; Academy group, 43 Leinster London W2 3AN, Berlin 1995

[7]                        Материалы международной конференции к 150-летию Музея декоративно-прикладного и промышленного искусства МГХПА им. С.Г.Строганова

“Музеи декоративного искусства художественной промышленности и дизайна: вчера, сегодня, завтра”

“Проектирование предметов быта и альтернативные проекты в Советском дизайне 1980-х г”. стр.414-148

УДК 727.7, ББК 85, М89, ISBN 978.5.87.627.157 0

20АРХ20

Сегодня в Гостином Дворе открылась самая важная 25! выставка в области архитектуры. Организатор — компания «Экспо-Парк». Постоянный куратор -историк архитектуры Барт Голдхоорн.

Среди архитектурных изысков конечно присутствуют новейшие светильники и самые эффектные в коллекции “Гламур” -буржуазненько!
Тематика прошедшей выставки “Архитектура -искусство”;  конечно, прочтение концепции, как всегда, точно и убедительно, а профессиональная сухость разжижается contemporary art.

Припоминаются слова одной знаменитости -“архитектор -проститутка высшей квалификации”! Впрочем, сия сентенция была высказана по другому поводу…

стенд “Мeissen на Варварке”

Последний день ARTLIFE FEST

Международный интерактивный фестиваль современного искусства «Преодолевая расстояния» в шедевре Августина Августиновича Бетанкура и Осипа Ивановича Бове прошел в Москве.

Традиционно Манеж собирает толпы зрителей. Фактически Салон, высокая технологичность и низкий смысл… отмечена навязчивая деталировка и яркие краски, модные персонажи и чувственные текстуры, голые девушки непонятной ориентации. Поголовная стилизация. По гамбургскому счёту -тотальный китч!

Вспоминаем Веру Преображенскую

ВЕРА ИВАНОВНА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ, (1919 – 2017) Член студии «Новая Реальность» с 1958 года, бессменный староста студии Белютина. с 1945 года член Московского городского комитета художников графиков (Горком художников графиков)С 1990 г. член Международной Ассоциации Художников «Юнеско», профессионально – творческий союз художников России.

Участница I выставки русских абстракционистов – Таганской (1962) и I выставки русского авангарда в Манеже (Выставка, посвященная 30-летию МОСХА, декабрь 1962, известная скандальным посещением Н.С. Хрущевым)

Изобразительное пространство художник рассматривает как пространство изобразительной плоскости, усложненное нашими эмоциями, ощущениями и даже заранее поставленной задачей: «…Одной и может быть главной является проблема ПРОСТРАНСТВА…Пространство – это пустота, напряжение которой создает настроение. Предмет – это ощущение предмета на плоскости. В нем сливается эмоциональное состояние самого художника с той эмоцией, которая присуща самому предмету. Это могут быть пятна краски, рисунок линий, пятно тона, не повторяющие контур предмета. Но это не «абстракция», так как в них заложены конкретные переживания, мысли, ощущения художника. Цвет – это не просто краска , в которую выкрашены предметы. Цвет сильнейшее средство воздействия, наиболее доступный способ выражения настроения. Если восприятие нового пространства требует от зрителя определенных усилий, то цвет действует мнгновенно, безошибочно вызывая реакцию. Форма пространства предмета – это наше понимание соприкосновения пространства (воздуха) с конкретным физическим объектом, т.е. главное в данном случае физическое, хотя и умозрительное, ощущение поверхности предмета, не эмоция, а осязание; так как, что такое «видеть», как не «ощупывание» предмета оптическим аппаратом глаза.… Для меня белая плоскость вовсе не непроницаемая поверхность. Чаще всего она мною ощущается как сияющий ПРОВАЛ в пустоту. Когда же на нее нанесен первый штрих или мазок, то она как бы вспухает, приобретает объем. Если эту белую поверхность затонировать, закрасить какой – то краской – желтой, синей, зеленой, словом любой, то тогда она для меня превращается в жесткую плоскость. Это ощущение носит характер осязания почти физического. Но черная плоскость ощущается мной как «несуществующая»…»

Работа Веры Ивановны над любым холстом сопровождается подробными, четкими записями в дневнике, где записываются и задания Э.Белютина с графическими разработками, таблицами, объяснениями.

Ниже приведены слова Надежды Певчевой …Бродский совершенен и глобален как космос. Удивительно интересно наблюдать способ мышления, как рентген. Преображенская совершенно другая, она как раз — здесь и сейчас. крайне чувственная и детально чувствительная, боль потери отражает взгляд. Она как раненная птица.”

Традиционная летняя практика

Преамбулой для вдохновения послужат слова Элия Белютина.

Задание для “НЕУПРАВЛЯЕМОЙ ЖИВОПИСИ”

ИСКУССТВО – ЧТО ЭТО?

Это созерцание или такая же реальность, как хлеб. Почему искусство вечно, как земля, небо, океан? Может быть, потому что оно такое же? Тело человека тленно, а дух вечен. Искусство – вечный дух человека. Дух не его деяний, не его образа, а жизнь самого духа (не мыслей или чувств). И художник ищет наполнить его тем языком, которым говорит этот дух, ласкает его, гладит, усмиряет, и тогда рождается искусство.

Я ДУМАЮ О СЕБЕ РАЗНОЕ.

 И мысли часто становятся похожими на танец, где вместо партнеров – Я. То один, то другой. И найти, кто же Я, становиться почти невозможно. Однако я должен жить. Должен оправдать свое право жить и что-то делать. Ведь конец – это награда на нечто. И поэтому я поднимаюсь, падаю, снова поднимаюсь, но иду туда, где я должен быть.

ПОЕЗД, КОТОРЫЙ ВЕЧНО ИДЕТ,

как жизнь. Мы входим в вагон на случайной остановке. Говорят, слушают, ходят какие-то люди. Потом кто-то плачет. Кто-то смеется. Кто-то смотрит в окно. Кричит что-то. Остановка – кто-то уходит. Навсегда. Кто-то входит, чтобы побыть с нами несколько остановок. Потом выясняется, что здесь есть и наши родители, и дети, и друзья, и враги. Потом. Когда начинает приближаться твоя остановка.

 ВЕЧНЫЙ ДЕНЬ

 – ведь даже засыпая, мы продолжаем ходить, страдать, переживать. Наше неподвижное тело вздрагивает, прыгает, бежит, подает, и мы всхлипываем от радости. Мы действуем, потому что мы живем. Мы живем, потому что реагируем, желаем, хотим. Даже ненависть хороша, потому что говорит о жизни. Говорит о наших буднях с их бестолочью и печалями, со скукой и беготней, со всей несуразностью, которая называется нашей жизнью

ТЕЛЕВИЗОР – что-то говорит, шевелится, мелькает. Иногда можно увидеть дерево, лицо, потом какой-то шум – вздрагиваешь, сердце сжимается: вот-вот ты исчезнешь. Затем возникает нечто близкое и слеза у ресниц. Ты вглядываешься – и видишь себя, свою жизнь, свою печаль. И вдруг снова какие-то обрывки слов, звуков. А мысль уже там, где ты только что увидел свою судьбу.

ЛАМПА, КОТОРАЯ НЕ СВЕТИТ

 – не потому, что нет огня, нет энергии. Ей стало все равно. Она забыла, зачем она появилась и что должна делать. Черный свет от нее убивает деревья, траву, птиц. Попадающий под него человек тут же искривляется, падает, пробует ползти. Лампа – это мозг человека, отказавшийся творить, думать, надеяться Мозг, заставивший затвердить себе одно: все тлен.

ЧАСЫ – что они показывают: бег времени или расстояния между нашими обязательствами где-то быть, что-то делать. Часы идет бесшумно, хотя жизнь полна взрывов, воплей. Движение секунд сливается с часами. Скорость их неумолима, даже если они останавливаются. Что-то внутри нас продолжает их бег, еще более безжалостный и страшный. И мы знаем, что так будет всегда. Даже умирать мы будем, чувствуя их скорость. Стрелки, цифры, годы, люди, события – все летит, все лепиться в какой-то гигантский ком, разрывающий наше сердце от бессилия остановить свои часы.

 ЧЕЛОВЕК – если его воспринимать физически: скелет, мышцы, кожа, биоробот, придуманный к тому же скучающим богом. Если его видеть во времени – как он растет, становится взрослым, стареет и умирает – легко сравнить его с деревом или травой. Бог здесь тоже себя не утруждал. Как человек чувствует, как думает, как он поступает и что он делает – все это говорит о страшном мире его души. Но видя прекрасные статуи и картины, слушая великую музыку, смотря как отрываются от планеты ракеты, мы знаем, что человек, это нечто совсем иное, чем просто мускулы, чувства, действия того, кого мы привыкли считать человеком

БЕЗУМНЫЙ МИР ЛЮДЕЙ

-строящих и для этого разрушающих, опять разрушающих для того, чтобы сделать нечто иное, но почти такое же, как было. Так вся планета становится детской песочницей, где беспрерывно возникают и разрушаются города, заводы, ракеты, и все быстрее, все сложнее и неудобнее. И в этой игре со своими песочными изобретениями люди превратили реки в трубы, леса в помойки, океан в болото, небо в асфальт, а себя в нечто, состоящее из тщеславия, ненависти, властолюбия и жестокого самомнения

КАРТИНА

 Художник, его жалкое тело – и холст, краски, кисти. И вдруг все меняется. Нет художника, нет холста – только крик, только мольба, только вера, только любовь

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

 Пустыня с мертвыми надеждами, разлагающимися мечтами, с ленивыми убийцами и песок – песок слов, и ветер, равнодушный как смерть.

ПОРТРЕТ

 Мертвые глаза. Обои. Платье из льда. И руки, которые то поднимаются, то опускаются – все это в золотом багете.

СЧАСТЬЕ

 Бабочка летает. Облака в ногах. Синий луч у глаз. И звуки, как дыхание. И солнце обнимает тебя тихо-тихо. ЖИЗНЬ Травинка под упавшим временем, где кто-то ходит, где-то свет. А может быть, это сновидение и жизнь самое нелепое из них.

ЖИЗНЬ

Травинка под упавшим временем, где кто-то ходит, где-то свет. А может быть, это сновидение и жизнь самое нелепое из них

МАТЬ И РЕБЕНОК

 В ее руках его тело. В его глазах целый мир. В ее сердце – тот, которого никогда не будет. В его теле – желание вырваться и уйти навсегда.

ГОРОД МОСКВА

 Улицы, состоящие из тупиков и машин. И еще людей, идущих по упавшим, оступившимся, замечтавшимся. И над этим равнодушием небо без облаков.

ЖЕНЩИНА

Памятник надежды. Памятник желаний. Мечта о любви. И жизнь, разрывающая ее сердце, ее тело, ее душу. И люди слепые и глухие, смотрящие на нее.

РОДИТЕЛИ

 Они – как стог сена: то рассыпается под дождем, то возникает в тумане. Какие-то обрывки слов. Знакомые жесты. На этом стуле любили сидеть. И боль, что все это сейчас исчезнет, как снежинка в ладонях.

ЛЮДИ

Лиц нет. Тела – призраки. Движение роботов. Грохот шагов. И молчание. И так до неба – люди, люди, и нет ни одного, кто бы держал цветок.

ТЕМА

 Спины людей. Кругом – мундиры. Дома, как танки.

АБРАМЦЕВО

Длинноты. Паузы. Междометия. Тишина. Звуки. Чистый воздух. Сломанная ветка. И зеленые облака.

РИТМ

Движение. Остановка. Толчок. Опять на месте. Ничего не двигается. Ритм умирающего сердца… И так для миллионов людей, миллиардов надежд.

Материалы из архива Веры Ивановны Преображенской,

Вадим Зубарев “Колумб”
Абрамцево
Скульптурная композиция-коллаж

XCV Элий Михайлович Белютин

Вера Преображенская, “Портрет Белютина”, х.м.,1975г.
“Елигий Белютин”, Владислав Зубарев, х.м.,1974г.

Описание празднований 10 июня дня рождения Элия Белютина в Абрамцеве:

В течении всех лет существования «Абрамцева» Студийцы работали там  только летом и осенью. Дом и  мастерская были не приспособлены для зимней жизни и работы.   В мае в первомайские праздники студийцы и их родственники приезжали – устраивали «субботник». Открывали дом, сушили отсыревшие за зиму покрывала, подушки. Вытаскивали из подпола посуду. Вешали вечные « маркизы». Мыли полы. Счищали с крыши прошлогоднюю листву. Убирали участок, жгли мусор.  Налаживали отопление.

 Начинали работать в июне после 10-го числа (дня рождения Э.М.Белютина). День рождение всегда пышно отмечался. Угощение было простое, кто что принесет. Обязательно были бутерброды с сыром «рок-фор» (в советские времена он стоил недорого) обожаемый Белютиным и его любимый натуральный фруктовый мармелад. Приглашались, в основном, родственники и близкие друзья студийцев. Это было и день рождение и открытие сезона. Элий Михайлович много говорил об искусстве, о задачах на новый сезон, делал критический разбор работ предыдущего сезона, выставленных в мастерской и на участке. Живопись великолепно вписывалась в природу. Природа и картины (как правило размером 2 х 3м, 1,5 х 2м) друг другу не мешали.  В доме в гостиной висела графика, иногда живопись небольшого размера. В гостиной  деревянный дощатый пол синего цвета, на нем белый мохнатый ковер на ковре антикварный столик. За ним сидел на антикварном диване Э.Белютин и кто-нибудь из студийцев. Там же были самодельные столы, покрытые крафт-бумагой, с угощением. Белютин говорил так, что поднималось настроение и хотелось жить. Это ощущали не только художники, но и их гости. К сожалению, он не разрешал себя записывать на магнитофон. Записей его речей не осталось. Есть только фотографии этих дней рождений. С середины 1980х годов народу на этих праздниках стало больше, приглашались нужные, по мнению Белютина, люди. Начали появляться искусствоведы, фотографы, журналисты. А с начала 90х и бизнесмены…

Из воспоминаний Лидии Кирилловой.

Задания Белютина менялись год от года и всегда оставались актуальными. Во всех заданиях везде и всегда присутствовало время. Он всегда оказывался (а с ним и все студийцы) на гребне волны, на гребне современных на то или иное время процессов происходящих в стране и мире.

Пример, картина Л.Кирилловой «Солярис», 1973г, х.м.,75 х 100. Писалась в Абрамцевском саду.

В 70-е годы вся страна, да и мир был увлечен событиями, происходящими в космическом пространстве. Вышел фильм А.Тарковского «Солярис». Это и была одна из тем , предложенных Э.Б. для живописи.

В.Зубарев(полотно слева),Л.Кириллина, “Зов Вселенной”

У художника Кирилловой в живописи – красный цвет – действие энергии;

сгустки синего цвета – знание; фиолетовый – решение проблемы.

Фильм «Солярис» – сложная тема, (построенная Тарковским по своему) о взаимоотношении разума земного и космического. Космического разума – субстанции, которая образована из наших человеческих мыслей, чувств, эмоций, событий, но как бы отстраненных, поскольку состоит  из других химических веществ, и самого человека.

Метод Э.Б. позволил увидеть этот субъект и отразить его в материале. Художественная система Белютина, его методика позволяют воспроизвести любое материальное и не материальное состояние мира. И в работах художников заложена не только информация о событии, но и время. 

Кроме того студийцы, будучи ЛИЧНОСТЯМИ,  каждый исходя из себя , через свою живопись ( по методике Э.Б.) стал понимать себя и свое пребывание на земле. 

ПОНЯТЬ СМЫСЛ ЖИЗНИ ЧЕРЕЗ ИСКУССТВО!

Причем методика Э.Б. не выплеск эмоций, а рассудочная математическая система.

Р.S. Поражает то, что ни один из обладателей живописи студии Белютина, не использует видение, пока еще здравствующих художников, что бы обладать их мыслями. А без этого, хранящийся у них материал – это мертвый материал! 

Поэтому искусствоведы, работающие у этих товарищей, пишут о живописи студийцев, как о цветовых пятнах, линиях, крючочках, вообщем о пустоте…

Из записей студийцев лекций Э.М. Белютина:

…Авангардизм – это чистое воздействие.

Художник, говорит Элий Михайлович, не хочет ничего доказывать – он наносит удар. Может быть ненужный и ничего не говорящий человеку, но он его наносит, как бы говоря: очнись от своей сутолоки, посмотри на явление, которое ты, наверное и не назовешь искусством, но которое существует и которое более реально, чем твоя призрачная жизнь. Это прямое воздействие основано на комбинационном мышлении. Здесь нет перевода эмоции, экспрессии, переживания действительности в мир искусства. Это несколько холодный, скорее рациональный перевод своего конфликтного существования в мире в некий конгломерат форм, красок и движений….

 …Контактность – это не просто желаемая или нарочитая реакция … Необходимо вызвать бессознательное, не осмысленное действие надсознания, то есть должен быть прямой ход к нему, без обращения к мысли, к эмоции, без рассказа и образа. Как я себе представляю, в данном случае следует найти такой способ обращения средствами искусства к зрителю, чтобы, минуя зрительные ассоциации, интеллект, сразу сказать надсознанию то, что хочешь…

… Одно важно – самое активное проявление вашей личности и ее реакции на мир. Картина должна практически перестать существовать для человека как картина. Это должен быть мир его гнева, ненависти или гармонии, открытый, бурный или тихий. Но искренний, в который человек не может не верить как в самого себя. Должно возникнуть новое искусство открытости, обращенное к надсознанию, тому, что фактически формирует личность, мораль и нравственную душу нашего современника…

«Мы, новые художники,  должны предложить не копаться в собственных комплексах и грязи, а стать человеком, воспринимающим мелочи жизни как пыль на обуви. Искусство, возвышающее душу человека над самим собой, искусство патетическое, возвышенное, гуманное и великое. Искусство – это наивысшая духовная контактность художника с действительностью, способность усилить те недоразумения, трагедии, волнения, которые  сосуществуют в людях и в нас художниках, и перевести их в пластическое  решение композиции, темы, сюжета, образа, а затем найти наиболее современные способы пластической коммуникации, т.е. связи между этим контактом и искусством, иначе говоря, современно использовать цвет, трактовку пространства, вес, тон, линию. Использовать все элементы старого и нового искусства  для активного выявления связи –  контакта художника с миром в воздействии на зрителя. Картина практически должна перестать существовать для человека как картина – это должен быть мир его гнева. ненависти или гармонии, открытый, буйный или тихий, но искренний, в который человек не может не верить как в самого себя. Вместо традиционной живописи с ее забавами для глаза и ума должно возникнуть новое искусство открытости, обращенное к надсознанию человека, к самому заветному и скрытому, что фактически формирует его личность, его мораль, нравственную его душу.»

*из архива семьи Веры Ивановны Преображенской