Свет в восьмидесятые

В журнале “Светотехника” вышла статья Владимира Виноградова

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ СВЕТИЛЬНИКОВ В СССР

представлены некоторые перспективные образцы осветительной техники для жилища. Даны пластические характеристики и идеи творческих посылок светильников разработанных в середине 80-х годов ХХ века. Описан проектный подход и творческие методы эксперимента в дизайне. Показан вариант видения и поисковые модели ведущих художников-конструкторов СССР. Вскрыты методики проектного эксперимента.

Отмечено существование и потребность в расширении нетрадиционного дизайнерского подхода к проектированию, использование методики эксперимента. Именно в стенах института   технической эстетики (ВНИИТЭ) существовали для этого подходящие условия.

В рамках программы разработки светильников для Института Света в Москве (ВНИСИ) в Институте Технической эстетики (ВНИИТЭ) в середине 80-х годов были разработаны оригинальные модели светильников с нетрадиционной композицией и световой схемой. [2]

Для описания разработок изделий применяется специфичная профессиональная лексика, свойственная именно этому коллективу. Её ассоциативные посылки позволяли дизайнерам того времени нетривиально подойти к генерации проектного образа. [4]  Коллекция светильников создана для комплексного обеспечения потребностей жилища в освещении.

На архивных фотографиях-иллюстрациях представлены модели светильников, спроектированные творческим коллективом. Его состав  -Владимир  Виноградов, Ирина Преснецова и Алексей Хауке. [3]       Дизайнеры этого проектного альянса ставили  проектную установку на перспективу -разрабатывали проекты, не обеспечивающие мгновенный материальный успех. Обычно поручались художественно-конструкторские работы концептуального и экспериментального характера. При этом учитываются эргономические факторы, технологические закономерности производства и соответствие тенденциям времени. Так проявлялась проектная фаза.

Демонстрировали специфичные проектные алгоритмы; ставка на нестандартную компоновку и конструкцию. Активном игровом проигрыше потребительской ситуации. [5]

В идеологии проектов -исключение “украшательства” принципов стайлинга, заимствований и плагиата. Возможно, так стирается технократическое и косное восприятие. [1]

Кажется, что данный проектный подход выглядит, на первый взгляд бутафорским и непродуктивным. Но таким театральным подходом генерируются нетривиальные конструкции и формы. Полагается новое формообразование, расширяется бытовая потребительская ниша.

Светильники на фотографиях изготовлены на Опытном производстве (подразделение ВНИИТЭ базировавшееся на территории ВДНХ-а). Для изготовления использовались дюралюминий, сталь, ткань, оргстекло и краска. Выполнение моделей осуществлялось токарями, фрезеровщиками, а подгонка деталей опытными макетчиками и слесарями.

При создании светильников творческий альянс дизайнеров создал самые неожиданные образы, использовал чуднЫе и смелые ассоциации, задавая яркие ипостаси света. Рабочие девизы зачастую иррациональны и метафоричны. Формируют  световую картину, создавая диффузный, рассеянный, направленный, “интеллектуальный” или “разумный” свет.

Особенным направлением разработок, стали фантазийные объекты с метафорической образной посылкой. У каждой модели светильника проявлен своеобразный почерк авторов. В формировании концепции светильников дизайнерами используются имена известных персонажей из древнегреческих мифов. Такой принцип творческой фабулы специфично проявился в дизайне светильников.

Некоторые модели созданы для декора, утверждения, так называемого, пластического ключа в интерьере. Примечательно, что функциональные и эргономические качества объектов светильников не всегда доминировали в проектных установках.

Цвет у большинства моделей был выбран радикально -“строгий чёрный”. Это соответствовало входившему тогда в моду минимализму, резко выделяло объекты дизайна среди прочих аналогов. Объекты оборудования жилища получались контрастными к окружающей среде интерьера жилища. Дешёвая позолота исключается как свидетельство низкопробного украшения или простейший маркетинговый ход.

Расширить ассортимент по формированию световой среды в квартире должен был потолочный светильник “Галактика” (фото модели на рис.1).  Конструктивно предусмотрены два режима освещения пространства -общее и местное.

Детальный состав устройства таков. В чёрном  металлическом плафоне конической формы размещена мощная лампа. Она создаёт направленный световой поток вниз. При потребности пятно освещённости можно регулировать, опуская или поднимая плафон(рис.1а).

Художественная структура композиции светильника -ажурный параллелограмм с коническими шарнирами. В узлах конструкции размещены мерцающие миниатюрные лампочки. Сжимая или растягивая решётку можно легко компоновать фигурацию каркаса. К примеру, в одном варианте выстраивается созвездие “Большая медведица”, а при некотором растяжении и сдвиге ромбов её каркаса, составляется новая астральная комбинация. Светильник-инсталляция создаёт на потолке комнаты своеобразный, романтично сверкающий парад планет. Можно создать вспомогательное мягкое, рассеянное освещение.

На рис.2 показана потребительская ситуация применения светильника “Галактика”. В эскизной графике проектный поиск по созданию образа фантазийной жилой среды.

В только что входившем в моду того времени, стилевом направлении «Арт дизайн», [7] решёно устройство динамического подвеса плафона светильника (рис.3). “Обнажённая” конструкция как принцип формирования образа. Кронштейн размещаемый на потолке кухни. Имеет звонкое название “Малевич”. Предназначен для перемещения светильника в удобное место пространства.

В пластической концепции дизайна устройства заложена идея воссоздать плоскостные графические композиции русских авангардистов в объёмном, трёхмерном виде.

Силуэт кронштейна представляет собой строгую конструктивистскую композицию. Несомненно, его внешний вид  навеян картиной Эль Лисицкого “Бей красным клином”. Стилистику можно отнести к суперматизму. Без декора барочных загогулин. Очевидны параллели между произведениями станкового искусства и реальными дизайнерскими объектами для освещения пространства.

Конструкция кронштейна проста и надёжна. На круглой монтажной площадке размещено стальное кольцо для перемещения штанги в горизонтальной и вертикальной плоскостях. На кольце при помощи двух цилиндрических втулок выдвигается несущая штанга. Диск основания обеспечивает вращение конструкции вокруг вертикальной оси на 360°. Это позволяет установить осветительный плафон в необходимую зону пространства; изменить точку подвеса -высоту светильника по горизонтали и вертикали.

Секрет конструкции в том, что при свободном вращении штанги на кольце, её заклинивает от приложенной нагрузки. Так фиксируется положение подвеса плафона в нужной точке.  Диаметр поворотного кольца расчитан так, чтобы при максимальном выдвижении штанги компенсировать крутящий момент(рис.3а).

Подобную задачу,  установки в нужном месте пространства излучателя светильника служит и светильник “Аист” (рис.4). Его изящный силуэт напоминает парящую в небе птицу.

Композицию составляет стержень с коробчатым плафоном, которую  уравновешивает элегантный белый лист-рефлектор, сложенный как в оригами. Конструкция подвешивается на потолке за крюк. Перемещение конструкции осуществляется при помощи шнура со скобой-ручкой дельтовидной формы.

Светильник, кстати, напоминает культовый артефакт 20-х годов ХХ века -“Летатлин” созданный Владимиром Татлином.

Переносной светильник “Соня” (рис.5) создаёт “вечерний” свет в спальне. Внешне похож на кувшин. Ручка-дуга, расположенная на задней поверхности, позволяет как из лампы Алладина разливать в удобные закоулки свет! В нижней части светильника расположен электронный будильник. Следует отметить, было модно расширять возможности бытовых предметов дополнительными опциями, например, встроить радиоприёмник, будильник или др. функции повышающие комфорт.

У люстры “Медея” (рис.6) отличительная черта – изменение площади  поверхности затеняющего абажура. Сферический абажур выполнен из шёлка. Лёгкого роскошного материала, с богатым культурным шлейфом. Его светопроницаемость позволяет создать мягкую светотеневую картину в интерьере и оптимальную освещённость. Люстра хороша для создания театрального «уютного» пространственного эффекта в интерьере.

Для декоративного украшения интерьера была создана бра “Данко” (рис.7). В настенном бра была заложена пластическая идея -“Гранула света”.  Интрига дизайна достигается благодаря использованию “ЗД технологий” того времени (середина 80-х годов). В фильтре из оргстекла фрезерованы пирамидальной формы призмы (под углом в 120 градусов). Благодаря этой особенности рельефа фильтр светильника создаёт спектральный световой эффект (радужный цветной перелив).

Краткое описание конструкции прояснит эстетику напольной лампы “Шахерезада”(рис.8). Поэтично названная дизайнерами  лампа вполне подходит для создания театрального пространственного эффекта в интерьере. Металлические детали лампы выполнены из медного сплава. Ведь воссоздавая исторические мотивы в экзотическом образе мавританской стилистики, уместен красный оттенок. [6]

В центре основания расположена лампочка, излучающая “волшебный свет”. В тарелке основания укреплён стержень, его длина около полутора метров, он имеет плавный лекальной формы изгиб. Пружинные свойства несущего стержня позволяют растягивать шёлковый шатёр и таким образом создавать гармоничную световую форму. Купол светильника фиксируется конической втулкой и завязывается на кромке основания шнурком с стильной кисточкой. Для него использован белый шёлк –лёгкий и роскошный. Создается мягкая светотеневая игра без бликов. Высвечивается изысканное действо света, cимволизируя богатую культурную традицию востока.

Оригинальное композиционное решение у модели светильника «Воздушный дракон” (рис.9). Свисающий “хвост Дракона” состоит из гирлянды лампочек. Можно раскладывать его произвольно и как лианой обвивать пространство. В качестве мини источников свечения применены галогенные лампочки размещённые в цилиндрических трубках.

Световая панель светильника “Грань” (рис.10) выполнена из треугольной стеклянной пластины лунного цвета. Укрепляется на трёх пружинных защёлках. Достоинства  конструкции -простота, обеспечивается освещения труднодоступных углов интерьера.

Конструкция напольной лампы “UFO” (рис.11) состоит из белого конуса с отверстиями-иллюминаторами. Композиционным завершением лампы служит плавно изогнутый стержень с дюралевым конусом наверху. Его поверхность отполирована до зеркального блеска.

Соль проекта -создание артефакта, как некоего светового фантома в жилой среде.

Необычный на первый взгляд, торшер «Эол» (рис.12) устроен следующим образом.  На массивном устойчивом чёрном диске основания торшера укреплена ручка и крюк с затейливым изгибом. На стойке размещёна большая параболическая серебряная полусфера. В точке её фокуса располагается лампа накаливания. Она подсвечивает витражные стеклянные треугольники. На дисковый экран проецируются волшебные видения и являются оптические иллюзии! Цветное марево света, ощущение романтики, тонкие реминисценции -идея светильника.

Но это не все особенности конструкции. На стальной проволоке перед рефлектором подвешен диск и прикреплены изящные часовые стрелки. По задумке авторов, повинуясь ветрам Зефира, стрелки свободно, как в динамической авангардной композиции вибрируют.

Эту модель светильника можно уподобить кинетическим скульптурам, так называемым мобилям. Прослеживаются аналогии с произведениями модного американского скульптора Александра Кальдера 60-х годов.

Стирается грань между промышленным дизайном и другими видами искусства, отечественной школой дизайна и западными образцами культуры.

Примечателен внешний вид светильника”Нимб” (рис.13). Он выполнен в стилистике минимализма.

Конус в центре матового диска -ключевой акцент композиции. Источник света-кольцевая люминесцентная лампа. Кстати, тогда редко используемая в быту.

Авторы полагали, что этот световой объект органично впишется в интерьеры хай-тека, популярного в те годы.

Для профессиональной полноты проекта все модели светильников комплектовались специально разработанной промграфикой и упаковкой (рис. 10).

В коротком очерке высказано стремление дизайнеров нетрадиционным способом создавать новые формы, а не подгонять внешний вид изделий к распространённым стереотипам и стилям. Методику проектного поиска можно заслуженно отнести к экспериментальному дизайну.

Думается и сегодня разработки этих светильников могут представлять не только исторический, но и практический интерес. Их можно легко модернизировать. Оснащать современными излучателями света -энергосберегающими люминесцентными лампами, устанавливать светодиоды.

Модели светильников успешно экспонировались на выставках в Центральном Доме Художника, ВДНХ СССР и Центре Технической Эстетики ВНИИТЭ на Пушкинской площади.Вызывали повышенный интерес зрителей, но в серию не пошли.

ЛИТЕРАТУРА

[1]                        А.В.Ефимов, В.Ф.Колейчук. “Эксперимент в дизайне”, издание ВНИИТЭ, Методические материалы, ГКНТ СССР

УДК 745.02.061.3(47), Москва 1987

[2]                        С.А.Усова. Каталог “Промдизайн”, стр.16-19

УДК 77.041.8, ББК 85 16 У76

ISBN 978.5.4465-1689.6, Москва 2019

[3]                        Строгановские чтения

“Материал-Технология-Форма как универсальная триада в дизайне, архитектуре, изобразительном и декоративном искусстве”, Москва 2018

“Экспериментальный дизайн ВНИИТЭ: от идеи формы к конструкции и материалу”

УДК, ББК 85 .1 , М33

ISBN 978.5.87627-151.8, Москва 2019

[4]                        статья в интернете -«Проектирование и промдизайн светильников»

https://klona.ru/blog/promyshlennyy-dizayn/proektirovanie-i-promdizain-svetilnikov

[5]                        Международная научно-проектная конференция

“Искусство света: Дизайн, Архитектура, Художественное и проектное творчество”

Виноградов В.В. «Световой объект как тема формообразования в дизайне ХХ века: эксперименты и образы», стр.199-204

УДК 72+745/749:628.9, ББК 86 И 86

ISBN 978.5.8.87267.184.6, Москва 2019

[6]                        Alexander N. Lavrentiev, Yuiri V. Nazarov, “Russian Design Traditions and Experiment” 1920-1990, стр. 128-130, Academy Editions,

ISBN 1 85490 426 4; Academy group, 43 Leinster London W2 3AN, Berlin 1995

[7]                        Материалы международной конференции к 150-летию Музея декоративно-прикладного и промышленного искусства МГХПА им. С.Г.Строганова

“Музеи декоративного искусства художественной промышленности и дизайна: вчера, сегодня, завтра”

“Проектирование предметов быта и альтернативные проекты в Советском дизайне 1980-х г”. стр.414-148

УДК 727.7, ББК 85, М89, ISBN 978.5.87.627.157 0

Юбилеи отечественного дизайна

                        посвящается 100-ю  Юрия Борисовича Соловьёва

Специфика и методы работы отделов дизайна ВНИИТЭ

некоторые свидетельства и факты по материалам Круглого стола и Международной научной конференции МГХПА им. С.Г.Строганова

“Архитектура, дизайн и культурная среда 1960-1980-х г.”

В данном архивном материале короткое изложение фрагментов деятельности проектных отделов ВНИИТЭ в середине 80-х годов прошлого века на примере ряда работ. Отмечается специфика одного из проектных подходов, носящего зачастую экспериментальный характер.

A short summary of fragments of the activities of the design departments of VNIITE in the mid 80-ies of the last century on the example of a number of works. The specificity of one of the design approaches, which is often experimental in nature, is noted.

       Сейчас может возникнуть впечатление о Институте Технической Эстетики как и проектной организации (конторе) потакающей заказам “клиентов с улицы” и прочей сторонней невзыскательной клиентуры. Категорически не так!

ВНИИТЭ фактически единственная крупная организация стабильно демонстрирующая блестящие образцы направлений и тенденции отечественного дизайна. Следует отметить всегда высокий эстетический уровень разработок художников-конструкторов. Можно утверждать, на шаг впереди многих художественно-проектных организаций СССР тех лет.

Краткое описание отделов ВНИИТЭ их специфики и основных направлений деятельности.

Комплектовался профессиональный состав ВНИИТЭ выпускниками МГУ, МАРХИ и  авиационного институтов,  Строгановки и Бауманского училищ. В середине 80-х годов численность дизайнерского отдела во ВНИИТЭ, к примеру 8-го, могла достигать 50-ти человек. В одном коллективе работали художники-конструкторы, инженеры и техники, социологи, искусствоведы.

Обычно в проектировании товаров народного потребления дизайнеры работали творческими коллективами по 2-3 человека. Творческое содружество как правило складывалось так -непосредственно творческий движитель –концептуалист, обычно Главный Архитектор Проекта и художник-конструктор. К работе по ситуации подключались инженер, социолог и эргономист, другие специалисты. Каждый коллектив работал со своим индивидуальным (неповторимым) проектным подходом и методикой. Таким образом, собирался уникальный профессиональный пазл. Проектные группы выстраивали методики путём воссоздания «потребительской ситуации» использования объекта дизайна, проигрывание сценария, выявления спорных ситуаций и функционирования объекта дизайна, постановки социальных запросов. Кто-то шёл от формы и стайлинга, кто-то от функционализма, кто-то от знания трендов дизайна.

Фактически выстраивали методологию художественного конструирования профессиональные худсоветы, которые тщательно обсуждали проекты дизайнеров перед сдачей проделанной работы заказчику.

Очевидно, что объединение разных проектных подходов совершенствовало проектную культуру.

Особое значение имел библиотечный фонд ВНИИТЭ. Помимо отечественных и зарубежных периодических изданий в нём было собрано уникальное собрание  книг по дизайну и сопутствующим направлениям науки и техники.

Под руководством Тамары Андреевны Печковой 5 отдел «Лакокрасочных материалов и пластмасс» добивался выхода результатов исследований и разработок на межотраслевой уровень. Согласно поста­новлению Государственного Комитета по Науке и Технике, которое устанавливало порядок согласования с ВНИИТЭ эталонов цвета, фактуры и рисунка декоративных материалов, применяемых для отделки промышленных изделий. Оно обязывало все отрасли-изготовители декоративных материалов внедрить единый поря­док разработки, нормирования и выпуска матери­алов по образцам-эталонам, соответствующим мировому уровню.

Под руководством В.М Щаренского работал отдел «Экспертиз  потребительских свойств» объектов дизайна, товаров народного потребления. Ставилась задача обеспечения качества изделий. Отделом присуждалась престижная эмблема “Знак качества СССР”.

В 14 отд. теоретические разработки вёл Академик архитектуры А.В.Иконников.

Юрий Кононович Семёнов  руководил  8 отделом «Комплексного проектирования предметно-пространственной среды жилища». Преимущественно в этом отделе разрабатывались товары народного потребления. В его составе работало подразделение промграфики и фирменной упаковки. Выпускник Полиграфического института -Владимир Резников,  Андрей Кулагин -Текстильного технологического Университета им.Косыгина. Художники-графики завершали комплексное проектирование. Разрабатывали фирменную корпоративную стилистику, логотипы, товарные шильды, оцифровку и градуировку научной и бытовой техники.

Все разработки получали  патентное Свидетельство на промобразец.

Примечательны подходы и методы творческой группы Владимир Виноградов, Алексей Хауке и Ирина Преснецова. В проектах всегда комплексное осмысление проекта. Ставились и решались задачи всегда нестандартным образом. Нередко с иронией и тонким юмором -см. Персональное рабочее место «Ширма-Крылан». Интересны художественно-конструкторские предложения конструктора модульных архитектурных элементов для студентов; создания пространства обитания молодёжи. Широко цитировались молодёжные “фишки», парафразы модных тенденций. Неожиданные компоновочные решения в выборе цвета и фактуры формировались элементарными и доступными средствами. Не упущены факторы утилитарности; в проектировании среды учитывались и экономические аспекты.

Создавался образ жилой среды, например вокзальной площади, где вагон-жилая ячейка, уличный фонарь –бытовой осветительный прибор. Формировали концепцию отталкиваясь от осмысления её функционирования в пространстве. Отрабатывались психологические и социальные аспекты в игре текстур, брутальной или деликатной  деталировкой формы. Проекты трио Виноградов-Хауке-Преснецова до сих пор смотрятся свежо и убедительно. Они буквально явили смелый эксперимент. При этом, как ни парадоксально,  лиричны! Незашоренное и открытое мышление игнорирует маркетинговые директивы.

В тандеме Никиты Григорьева и Вячеслава Стольникова разрабатывалась техника для домашнего быта -пылесосы, светильники, оборудование кухни. Их отличает господство рацио, чистых линий и ритмов, точные сечения препарированной формы. Метод ближе к стайлингу и как принято говорить сейчас,  следование трендам западноевропейского дизайна.

Особое внимание к функционализму в работах Натальи Вертковой и Светланы Усовой. Светильники созданные творческим дуэтом  отличает рафинированные геометрические формы, интрига поверхностей, игра форм и объёмов.

Примечательна совместная практика сотрудников ВНИИТЭ по оформлению выставки 1985 г. “Дизайн стран социалистического содружества”.

Главным ответственным над созданием выставочного пространства был назначен 10 отдел под руководством Валерия Кошелева (позже начальником 10 отдела станет Владимир Анисимов, дизайнер из 8 отд.).

Выставка располагалась в огромных пространствах павильона “Пчеловодство” ВДНХ.

Для подготовки экспозиции были оперативно командированы коллективы проектных отделов ВНИИТЭ (8-ой, 9-й отделы). На высокий конечный результат повлияло перекрёстное воздействие опыта различных творческих школ. Работали дружно, всем миром и буквально в авральном режиме.

Интересный факт -идеи и принципы построения экспозиционного пространства выставки, задали стилевую канву, которую впоследствии долгие годы применял «Производственно-оформительский комбинат» ВДНХ для оформления территории, стендов и павильонов.

9 отдел Дизайн-программ (нач-к Герман Беккер) в основном занимался проектированием крупных индустриальных объектов и  оборудования.

Проекты Дмитрия Азрикана ориентированы на формирование крупных многопредметных комплексов с единой функцией. Формы спроектированных комплексов создают геометрические головоломки подобно мозаичным блокам (матрицы)

В перспективных разработках ВНИИТЭ дизайнеры зачастую стремились создавать идеальные футуристические модели. Возникали образцы дизайна опередившие время.

Одним из интересных фрагментов деятельности сотрудников ВНИИТЭ является масштабный научно-практический семинар “Жилище 2000”, который был проведён в пансионате подмосковной Ивантеевки. В его работе принимали активное участие молодые дизайнеры Свердловского филиала ВНИИТЭ. Координировал творческие группы Семинара Дмитрий Щелкунов*.

Растормошить участников семинара были приглашены ученики Георгия Щедровицкого -Павел Чистов и Владимир Ковалёв. В ситуацию, модной тогда деловой игры, входила задача создать проектный конфликт, радикально отсекать догмы и проектные штампы. Применялись нетривиальные методы -технологии мозгового штурма, социальная комбинаторика.

Пересеклись мнения разных профессиональных сфер. С научной стороны в работе семинара приняла участие искусствовед из 2 отд. «Теории и истории дизайна» Галина Курьерова**

 

 

На фото участники выездного  семинара “Жилище 2000”

На крыше пансионата стоят Владимир Чистов, на лестнице -Алексей Хауке, Владимир Виноградов.

В нижнем ряду на фото -дизайнеры Уральского Филиала и 8 отд ВНИИТЭ -Елена Величкина, Раиса Копосова, второй справа -Алексей Сикачёв***.

 

* участник “Интердизайн-83″в Баку, развивал идеи футуризма в дизайн проектировании.

**одна из самых значительных исследователей современного итальянского дизайна, звёзд проектной культуры.

***коллектив Сикачёв-Лучкова был знаменит разработкой уникальной методики “ПРОСОД” (Пространство-Содружество формулировало гармоничный образ жизни. Была опубликована в 70-х г.г. в популярном журнале “Наука и жизнь”).

© Виноградов Владимир Васильевич,Член Союза Дизайнеров России, Доцент МИСиС

ссылка на фото- и видеорепортаж . Там же можно скачать сборник трудов конференции https://sazikov.livejournal.com/100152.html

 

 

 

 

 

 

 

 

III Биеналле в Гараже

 

До объявления локдауна московским музеям составлен репортаж о выставке современного искусства проходящей в залах  Гаража.

 Мнение по экспозиции высказали Бакалавры  Кафедры Автоматизированного проектирования и дизайна МИСиС Бакшинская Мария :

“Общее впечатление о выставке можно описать словами «странно» и «страшно»Сама выставка называется «Красивая ночь всех людей», и действительно зритель сталкивается с разными типами людей, цепляясь их за разные стереотипы и проверяя себя на стойкость, ведь в жизненных реалиях кроются образы, спрашивая человека, готов ли он с ними мириться. Расскажу о некоторых экспозициях, которые мне запомнились. 

Первое с чего начинается выставка это мягкие игрушки, воплощенные из детских рисунков, что обычного взрослого человека заставляют умилиться больше, чем испытать легкое отвращение от нелепости форм и размеров.  

Второй элемент выставки резко меняет настроение у зрителя. Если мягкие игрушки — это мило, то окровавленные головы, вылепленные из глины будто с пренебрежением, заставляют ощутить страх, вину и осуждение, хотя и выражение лица этих голов печально и будто молит о пощаде. Четыре колонны с этими головами приводят тебя к то ли школе, то ли тюрьме, в которых молятся люди. Вся эта композиция заставляет вспомнить о жестокости людей, в частности о террористах и представить себя на месте жестокого человека. Что испытаете вы, когда у вас будут просить о пощаде? 

Далее зритель от высших рассуждений о добре и зле проходит в карикатурную комнату, полную бытовых ассоциаций: здесь тебе и советский вещизм, и коллекционирование сувенирчиков, которое так любит просоветский человек. Темно-коричневые стены делают из комнаты пещеру, в которую первобытный человек, коим привык себя считать по теории Дарвина почти каждый советский человек родившийся в 20-м веке, тащит все что нашел снаружи, а ярко желтый диван – самая милая советской душе вещь.  

Отдельная ирония посвящена сталинскому ампиру. Фонтан, стоящий на куриной ножке из строительной пены покрытый золотом и стразами – это ли не шик! 

Пройдя немного дальше, можно засмеяться и спросить себя: «Что здесь делает магазинчик из подвала моей хрущевки?» Перед вами плакат 80-90-х, повествующий с каким энтузиазмом пользовались маркетологи фильтрами только-только пришедших из-за границы и как неумело ими пользовались. Умиляешься, да и только. 

Поднимаясь на второй этаж «Гаража» лично мне пришлось столкнуться с детством, ведь ни что так хорошо не напоминает о нем, как ни образы фей из мультфильмов 00-х. Фигуры больше 2-х метров выполнены из черного железа с огромными когтями и в угрожающих позах, но именно такими мне их нравится видеть, ведь в моей душе где-то есть темная часть, готовая вырваться в бой, думаю эти фигуры – мои любимые в этой выставке. 

Также страшная часть выставки представляет собой стену из черно-белых фотографий овальной формы, сделанных для надгробий, будто художник действительно ходил по кладбищам и украл их оттуда, это как минимум вызывает какой-то потусторонний страх. Добавляет параноидности отдельно изображенные глаза то человека, то животных на этих формочках – за тобой точно следят. Все эти овалы выстроены в форме рыбы и как бы рассказывают историю человечества, предсказывая ее фатальное будущее.  

Еще много можно подметить в этой выставке и найти образов, в целом такое современное искусство заставляет посмотреть на свою жизнь и из чего она состоит, а может и на чужую жизнь и предлагает зрителю сделать выводы, а может и начать действовать. Как и один из лозунгов этой выставки «Искусство не бессмыслица» я осознала, что искусство действительно вдохновляет на рассуждения.

Мнение Куликова Никиты приведено ниже:

“Выставка в музее современного искусства состоит в основном из экспозиций высмеивающих советский быт, отдельные экспозиции в свою очередь показывают абстрактные образы проблем или авторское видение. Но именно авторское видение выпирает сильно. Авторы настолько хотели эпатировать публику, что порой было смешно смотреть…

В пример можно привести ситуацию с картинами. Явно автор хотел донести сложность жизни обычного подростка девушки, но при этом композиционные правила не ясны и на что нужно обратить внимание в большей степени, а что является просто дополнением к основному посылу.  

Или другой пример, висящие маски -зритель думает, что они отображают проблемы человечества, но спросив консультанта, узнаешь, что авторы не хотели значимые создать образы, содержащие в себе особый смысл. 

При всей кажущейся актуальности выставки, ей очень не хватает мультимедийных технологий. Конечно, присутствуют кино комнаты, но чтобы использовались современные технологии как часть полноценной композиции – такого я не заметил. 

Если оценивать выставку в целом, то она довольно открыта и доступна, и это довольно странный способ знакомства с современным искусством. Но простой человек скорее всего потеряется среди разных образов, которые зачастую хотят лишь привлечь внимание. Глубокого смысла он там не найдет. Просто как жвачку пожует и выплюнет без особого желания снова попробовать это снова.

 

Нине Михайловне Молевой 95!

Нина Михайловна советская, российская писательница, историк, искусствовед. Доктор исторических наук, кандидат искусствоведения, профессор, член Союза писателей .

Родилась 5 декабря 1925 в Москве. Нина Михайловна Молева жена и соратник известного художника- авангардиста и теоретика искусства Элия Михайловича Белютина.

Отец Михаил Молев — по происхождению кубанский казак из станицы Архангельской, впоследствии инженер-энергетик, доктор технических наук, преподаватель Московского института стали и сплавов (МИСИС). Мать Татьяна Ивановна Матвеева — единственная дочь бывшего дежурного штаб-офицера управления инспектора запасных войск Западного фронта полковника Ивана Гавриловича Матвеева и деятельницы российского образования, выпускницы математического факультета Сорбонны Софьи Стефановны Лавровой, впоследствии инженера по электрооборудованию шахт глубокого заложения, доцент  Всесоюзного угольного института и Московского горного института.

С самого детства Нина Молева была очень энергична и активна. С 1931 по 1936 год занималась в Центральной экспериментальной лаборатории при Московской консерватории (класс фортепиано и композиции, руководитель профессор Г. П. Прокофьев), с 1936 года — в студии художественного слова при Московском доме пионеров (педагог Анна Бовшек, художественный руководитель Владимир Яхонтов). В 1936 году удостоилась первой премии на Всесоюзном детском конкурсе, посвящённом 100-летию со дня смерти А. С. Пушкина. С 1936 по 1942 год была участницей и ведущей торжественных майских и октябрьских концертов в Большом театре, правительственных концертов в Кремле. В марте 1939 года руководила делегацией школьников СССР на XVIII съезде ВКП(б); тогда же была избрана председателем актива школьников Москвы. 22 июня 1941 года, через два часа после официального выступления Вячеслава Молотова, объявившего о нападении нацистской Германии на СССР, обратилась по радио к советским школьникам с призывом считать себя «мобилизованными без повесток». До конца 1941 года работала санитаркой, операционной сестрой в сортировочном госпитале, участвовала в обороне Москвы. 10 декабря 1941 года приказом ЦК ВЛКСМ была назначена заместителем начальника театрально-зрелищной бригады по обслуживанию прифронтовых частей (сначала в составе МПВО, затем 2-го Белорусского фронта). Прошла путь от подмосковной Немчиновки до Кёнигсберга. Награждена боевыми медалями, Офицерским крестом Ордена Заслуг перед Республикой Польша. В интервью Молевой второй половины 2010-х годов говориться о её близком знакомстве с командующим 2-го Белорусского фронта Константином Рокоссовским. По утверждению Молевой, Рокоссовский лично определил её в разведку за блестящее знание немецкого и польского языков, а после войны настоял на её участии в правительственном приёме в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца по случаю Парада Победы.

В мае 1942 года получила диплом артиста-чтеца высшей категории, выступив с зачётным сольным концертом в Октябрьском зале Дома Союзов. Осенью того же года заочно поступила на искусствоведческое отделение филологического факультета МГУ и в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина при Малом театре с условием зачёта сдаваемых в МГУ дисциплин и практики в театральной бригаде (солдаты-заочники дважды в год получали десятидневное увольнение для прохождения сессии). С окончанием войны получила диплом Щепкинского училища, была назначена в труппу Малого театра. В 1947 году окончила МГУ; дипломная работа «Атрибуция церкви Климента в Москве», выполненная под руководством академика И. Э. Грабаря, удостоилась Первой премии на Всесоюзном конкурсе научных студенческих работ. В том же году поступила в аспирантуру МГУ, начала вести студенческий семинар по русскому искусству XVIII века, опубликовала первые работы в научной периодике.

В 1949 году вышла замуж за художника Элия Белютина .  Совместно с мужем выпустила первую книгу «Чистяков — теоретик и педагог» (1953), организовала выставку «Чистяков и его ученики» в залах Академии художеств СССР, работала над четырёхтомной монографией по теории русского изобразительного искусства от середины XVII века до октября 1917 года С 1958 по 1964 год вела курс психологии создания и восприятия художественного произведения на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР. С 1968 года выезжала с курсом лекций о русской и славянских культурах в Варшаву, Париж, Милан, преподавала в университетах Швейцарии. В 1975—1989 годах совместно с актёрами Малого театра Михаилом ЦарёвымЕленой ГоголевойЭдуардом Марцевичем и др., певцами Большого театра и музыкантами Московской консерватории организовала и вела Театр сценического рассказа. С 1966 года — член Президиума правления, председатель Методического совета Московской городской организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (МГО ВООПИК). С 2000 по 2008 год — член Комиссии по монументальному искусству при Московской городской думе

Нина Молева — автор монографий о русских живописцах: Павле Чистякове, Иване НикитинеКонстантине КоровинеДмитрии Левицком, исследований по истории русского и зарубежного искусства, книг о древнерусской и старинной московской архитектуре, в том числе «Педагогическая система Академии художеств XVIII века» (совместно с Э. М. Белютиным, 1956), «Выдающиеся русские художники-педагоги» (1962), «Русская художественная школа первой половины XIX века» и «Русская художественная школа второй половины XIX — начала XX века» (обе — совместно с Э. М. Белютиным, 1963—1967), «Скульптура. Очерки по истории и теории западноевропейской скульптуры» (1974), «Край наш Московский» (1997), «Усадьбы Москвы» (1998), «Москва — дорогами искусства. Век XVII — век XX» (2000), «Усадьбы Подмосковья» (2003) и др., беллетризованных биографий «Ошибка канцлера» (1987), «Её называли княжна Тараканова» (1993), «Княгиня Екатерина Дашкова» (1996), «А. Г. Орлов-Чесменский», «Государыня — правительница Софья» (обе — 2000), «Марина Юрьевна Мнишек, царица всея Руси» (2001), «Платон Зубов», «Бестужев-Рюмин» (обе — 2002), «Нелидова. Камер-фрейлина императрицы», «Привенчанная цесаревна» (обе — 2004), «Гоголь в Москве» (2008), «Достоевский и его женщины», «Есенин без Дункан» (обе — 2010). Статьи, эссе, очерки, заметки публиковались в журналах «Военно-исторический журнал», «Вокруг света», «Вопросы истории», «Вопросы литературы», «Знание — сила», «Искусство», «Москва», «Московский журнал», «Наше наследие», «Новая Юность», «Новый мир», «Огонёк», «Советская музыка», газетах «Культура», «Литературная газета», «Литературная Россия», научно-художественном альманахе «Пути в незнаемое» и др. Ряд произведений переведён на итальянский и польский языки.

*Материалы о Нине Михайловне подготовила Ольга Грачёва

картина Владислава Зубарева (одного из самых ярких художников Студии Новая Реальность)

Темпоральная реальность 22 года назад

Выучка Студии Темпоральная реальность в этюдах Владимира Виноградова -ретроспекция от реки Вологды до Онега.

Работы выполнены в рамках пленэрной практики Текстильной Академии им. Косыгина. Натурой служили города русского севера -Вологда, Кириллово-Белозёрск, Каргаполь, Горицкий, Спасо-Прилуцкий и Ферапонтовский монастыри.

Храмы Вологодского Кремля

1938 Александр Панкин 2020

С каждой утратой всё сильнее горечь…

Александр Фёдорович Панкин родился в г.Егорьевск. Окончил Московский архитектурный институт в 1963г. Занимал должность главного архитектора своего родного города. Творческую деятельность начал в 1960-е годы. Член Союза Архитекторов России с 1971г.

Работал в студии «Новая реальность» с 1964 по 1985г.

Александр Панкин классик отечественного современного искусства, художник, находящийся в непрерывном развитии почти 60 лет. Его искусство с самого начала следовало модернистскому вектору. Вначале он экспериментирует с самыми актуальными направлениями абстракции, затем под влиянием Элия Белютина переходит к фигуративу и наполненному метафорами языку экспрессионизма, а в 1990 годы переходит к аналитической абстракции, названной им самим «мета – абстракцией» – искусством, исследующим язык беспредметности, а вслед за тем к методам математических и вообще научных исследований. Панкин открывает новые связи между искусством и математикой, и шире разными сферами науки, тем самым, демонстрируя совершенно новаторские художественные подходы.

          Художника всегда глубоко интересовало искусство русского авангарда начала двадцатого века, проблематика супрематизма и конструктивизма. Используя несложный математический анализ к поверхности нескольких ключевых картин Малевича ( в том числе к хрестоматийному «Черному квадрату» 1915г) неожиданно вышел на целую череду открытий, доказывающих, что мастер авангарда в своих произведениях создавал гармонические модели, которые по точности расчетов и безупречности пропорций не уступали лучшим образцам эпохи Возрождения и последующего классического искусства.

Александр Панкин – архитектор, и именно понимание им законов организации пространства и пропорций в архитектуре привело его к оригинальным открытиям в визуальном искусстве.

Один из самых талантливых студийцев «Новой реальности», обладает великолепным рисунком. Цвет кладет большими плоскостями. Тонко чувствует и знает современное искусство. «Художник большого темперамента, остро чувствующий современность», отзывался о нем Э. Белютин, « Присущий ему рационализм он умеет сочетать  с большой силой красочного выражения образа. Излюбленные сюжеты  А.Панкина – мужские и женские фигуры и общественные темы (митинги, собрания), где человек выступает смятенным борцом с самим собой».

Выставляться начал с 1980 –х годов. Первая персональная выставка прошла в 1985г в Доме ученых «Объединенного института ядерных исследований» в подмосковном городе  Дубне, который был площадкой, где на протяжении нескольких десятилетий происходили выставки неофициального искусства.

На протяжении последующих лет большое количество выставок, как в России, так и за рубежом. Одна из последних «Между нулем и единицей. Александр Панкин и авангарды» в Московском Музее Современного Искусства, июнь, 2019г

Участник неразрешенных правительством СССР Абрамцевских выставок Студии «Новая реальность» с 1964 по 1985г. и выставок «Новой реальности» с 1989 по 1991гг. в Лондоне, Будапеште, Варшаве, Лодзи, Калининграде, Орле, Москве (Манеж 1990 -1991), Польском культурном центре, Выставочном зале на Солянке, Кинешме, Ульяновске, Нью-Йорке, Бостоне, Аннандайл-на-Гудзоне, Торонто.

Стенд художника в
Манеже на выставке 2000г.

Работы находятся в Государственной Третьяковской галереи, г. Москва; Государственный центр современного искусства, г.Москва; Государственный Русский музей, Санкт-Петербург: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург; Дальневосточный художественный музей, Хабаровск; Художественный музей, Калининград.  В частных собраниях России, Польши, Германии, Австрии, США, Нидерландов, Франции, Финляндии, Швеции.  

Последняя творческая акция в Галерее А3, посвящённая 33 летней годовщине Галереи

Александр Панкин, а также В.Сомов, В.Грищенко, В. Кузьмин, Б.Миронов и др. белютинцы, посещал все выставки Студии Темпоральная Реальность с 1978 г.

Александр Фёдорович на выставке Студии Темпоральная реальность 14 января 1986г. слева на фото -скульптура Владислава Константиновича Зубарева (мастерская Студии на ул.Большая Филёвская)
М. Зенчева, Ю.Мустерман, А. Панкин, верх фото – И.Бурмистров