ориентация Мистраль

Сооруженный Ле Корбьзе в 1945г. дом послужил прототипом для «жилых единиц» в Москве, Нант Резе, Фирмини и многих др. городах мира.

Учебник «реальной»архитектуры ветшат, налицо тлен материи, но по-прежнему символизирует вечность Идеи

100 BAUHAUS

совместно с Академией художеств, МГХПА им. С.Г.Строганова и МАРХИ проходит международная конференция  «БАУХАУЗ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ШКОЛЫ ЭПОХИ АВАНГАРДА»  17, 18, 19 апреля 2019 г.
17 апреля — начало в МГХПА, 18 апреля — в РАХ, затем 19 апреля — в МАРХИ

Как итог — обсуждение и планы на проведение конференции и празднования к 100-летию ВХУТЕМАСа.

Цели и задачи конференции
Привлечение международной и российской научной и творческой
общественности к осмыслению роли Баухауза (1919-1931) в развитии архитектуры
и дизайна ХХ века, исследованию контактов между авангардными
художественными школами Западной Европы, России и Америки, изучению его
теоретического, учебно-методического и практического наследия и роли в
формировании современной проектно-художественной культуры.
Научная проблема конференции
Современный этап развития дизайна и архитектуры, коммуникативных и
информационных процессов, поисков в сфере актуального искусства отличаются
усилением междисциплинарных связей. В учебных центрах возрастает роль не
только профессиональной подготовки, но и формирования на их основе крупных
творческих направлений.
Поэтому так важно обращение к наследию Баухауза и современных ему
школ, в которых стремились соотнести между собой различные виды и жанры
проектной и художественной деятельности, образование и профессиональную
практику.
Для современных исследователей представляет интерес структура таких
школ, взаимоотношения в них между лидерами различных творческих
направлений, педагогами и студентами, проектировщиками и социально-
политической средой, заказчиками и общественностью. Фактически сами школы
становились метапроектами, направленных на достижение согласованных целей и
задач на основе взаимодействия множества факторов: индивидуальных,
творческих, личностных установок, а также политических и экономических
ситуаций.
Баухауз зарождался и развивался в период наибольшей активности мирового
авангарда. Это не могло не отразиться и на повышенной активности образного
мышлении и нового языка искусства, на настроениях педагогов и учащихся,
зачастую ощущавших себя равноправными участниками единого творческого
процесса. В результате палитра художественных поисков становилась шире.
Каждое направление обладало огромным потенциалом в учебно-методическом
процессе, позволяя на основе различных формально-композиционных поисков
формировать целостные модели искусства. Это заметно на примере Баухауза и
московского ВХУТЕМАСа.

2

Столетие спустя многие результаты и опыт поисков того времени
воспринимаются иначе, чем непосредственно в годы их формирования и
функционирования. Возникает потребность в создании своего представления о них,
реконструкций их истории, создании общедоступных архивов и других школ,
позволяющих детально представить себе этапы их эволюции и сравнить их
учебные программы.
Тематические блоки и секции конференции:
— Роль Баухауза в системе архитектурного, дизайнерского, художественно-
промышленного образования. Баухауз и формирование проектной культуры ХХ
века.
— Роль архитектуры и пространственного мышления в формировании
художественной школы нового типа.
— Взаимодействие и синтез искусств в системе педагогики Баухауза и других
художественных школ.
— Влияние науки и техники на развитие художественного творчества и
архитектурно-дизайнерского образования в первой трети ХХ века.
— Виртуальный музей Баухауза и художественных школ эпохи авангарда:
проблемы создания электронных информационных ресурсов и баз данных с
визуально-образной и интуитивно понятной архитектурой (концепции, модели,
методология).
Вопросы для обсуждения:
– Каковы формы пропаганды деятельности художественных школ этого
периода?
– Каковы международные контакты между школами эпохи авангарда?
– Какова роль базовой модели образования, заключающейся в сочетании
пропедевтических упражнений, экспериментальных поисков и реальных проектных
задач?
– Как отражаются в деятельности школы проблемы стилеобразования?
– Каково влияние учебно-методической работы Баухауза и других школ на
профессиональную проектную деятельность, архитектуру и дизайн?
– Какова была в эпоху авангарда идеальная модель потребителя, на которого
ориентировались программы художественных школ в области проектирования
жилой среды?
– Какую роль играет сегодня наследие Баухауза и художественных школ
эпохи авангарда в сфере профессионального дизайнерского и архитектурного
образования и реальной практики?

International scientific conference
“Bauhaus and the art schools of the avant-garde epoch”
Moscow, April 17-19
In April 2019 The Russian Academy of Arts, Moscow State Stroganov Academy of Design and
Applied Arts, Moscow Architectural Institute (State Academy) and the National Academy of
Design are holding an international scientific conference “Bauhaus and the art schools of the
avant-garde epoch” dedicated to the 100th anniversary of its creation.
The organizers of the conference tend to involve the international and Russian scientific and
creative public into the discussion concerning the role of the Bauhaus (Weimar, Dessau, Berlin
1919-1931) in the development of world schools of architecture and design of the twentieth
century; the study of mutual contacts between avant-garde art schools in Europe, America and
Russia; the study of theoretical, educational and artstic heritage of the Bauhaus as an art and
design school of a new type.
The current stage of the development of design and architecture, communication and
information processes, experiments in the field of contemporary art are characterized by
increased interdisciplinary connections. The modern training centers not only become schools
of merely professional education, but define art and design process in general as well.
Therefore, it is important to appeal to the legacy of the Bauhaus and similar art schools of the
1920s and 1930s, where active research of various types and genres of design and art
activities, education and professional practice has been conducted.
For modern researchers, the structure of such schools, the relationship between leaders of
various creative fields, teachers and students, designers and social and political environment,
customers and the public is of great interest. In fact, the schools themselves became
metaprojects aimed at achieving goals and objectives based on the interaction of many factors:
individual, creative, artistic, as well as political and economic situations.
Bauhaus was born and developed in the period of the greatest activity of the world avant-
garde. This could not but affect the increased activity of visual thinking and the new language
of art, the mood of teachers and students, who often felt themselves to be equal participants of
this joint artistic process. As a result, the palette of artistic experiments became wider. Each
direction had a huge potential in the educational and methodological process, allowing to form
holistic models of art on the basis of various formal-compositional searches. This is noticeable
on the example of the Bauhaus and Moscow VHUTEMAS.
A century later, the results and experience of the Bauhaus and similar schools can be
perceived differently than directly in the years of their formation and functioning. There is a
need to explain the original ideas from the contemporary point of view, thoroughly reconstruct
their history, allowing us to imagine in detail the stages of their evolution and compare their
curricula.
Thematic blocks and sections of the conference:
— The role of the Bauhaus in the system of architectural, design and art-education. Bauhaus
and the formation of the design culture.
— The role of architecture and three-dimesional spatial thinking in the formation of the artistic
and design schools of the new type.
— Interaction and synthesis of arts in the system of pedagogy of Bauhaus and other art schools.
— The influence of the science and technology on the development of the architectural and
design education in the first third of the XX century.

2
— Virtual Museum of the Bauhaus and avant-garde art schools: problems of creating electronic
information resources and databases with a visual-image and intuitive architecture (concepts,
models, methodology)
Issues for discussion:
— What are the forms of propaganda activities of art schools of this period?
— What are the international contacts between schools of the avant-garde era?
— What is the role of the basic education model, which consists in the combination of
propaedeutic exercises, experimental searches and real design problems?
— What is the impact of the educational and methodical work of the Bauhaus and other schools
on professional design activities, architecture and design?
— What was the ideal consumer model in the avant-garde era, which was the focus of the art
schools programs in the field of living environment design?
— What role does the legacy of the Bauhaus and avant-garde art schools play today in the
sphere of professional design and architectural education and real practice?

…последний SALON наступает!

В Центральном Доме Художника закрылся ХХХХIIII Антикварный Salon

Архаичное и современное искусство мира

Музей Искусства и Истории в Женеве являет зрителям произведения от египетских мумий до скульптур Генри Мура и Жана Тэнгели. В его залах картины Александра Архипенко, Марка Шагала, Пабло Пикассо и Ван Гога, скульптуры Канова, интерьеры эпохи модерна, дизайн объекты.

Проектирование предметов быта и альтернативные проекты в советском дизайне 1980-х годов

23 ноября в МГХПА им. С.Г. Строганова состоялась Международная научная конференция, посвященная 150-летию Музея декоративно-прикладного и промышленного музея МГХПА им. С.Г.Строганова — «Museum-Stroganov-2018. Музеи декоративного искусства, художественной промышленности и дизайна: вчера, сегодня, завтра». Музеи прикладного искусства и дизайна с одной стороны, показывают материал понятный широкой публике, с другой стороны, это собрания элитарного, профессионального типа. Здесь важны документы, следы проектных размышлений художников, архитекторов, дизайнеров. Наличие подобных графических материалов позволяет атрибутировать и восстанавливать объекты. Для музейных работников экспонаты — живые существа со своей уникальной историей, они свидетели жизни художников, собирателей, реставраторов. Участники конференции показали, что мультимедиа, интерактивность — актуальные формы существования музейных материалов, но это лишь технологии, которые нуждаются в гуманитарной, художественной идее. Важно, что участники конференции намечают пути дальнейших исследований. Здесь и возрождение утраченных технологий декоративного искусства на основе музейных экспонатов, и формирования информационных баз данных и массивов в межмузейном пространстве, и поиск средств и форм художественно-образной интерпретации культурного наследия в его трансляции следующим поколениям.

Всего на конференцию поступило 69 докладов из различных регионов России, а также Польши, Великобритании, Лихтенштейна, Италии, Испании и Китая. Выступления в виде стендовых докладов опубликованы в сборнике материалов конференции. Все статьи см. по ссылке: https://cloud.mail.ru/public/LnuJ/Wr8VcquVT

ниже публикуется статья Виноградова Владимира «Проектирование предметов быта и альтернативные проекты в советском дизайне 1980-х годов»    (Часть V. Музей дизайна как история проектной культуры)
Household objects design and alternative Soviet design
of the 1980-s
Ar tist, designer, member of the
Union of Designers of Russia,
associate professor NITU MISiS
(University of Steel and Alloys)
Автор описывает опыт проектирования
изделий для быта во
ВНИИТЭ (Всесоюзном научно-исследовательском
институте технической
эстетики) с точки зрения
формирования проектной идеи.
Ключевые слова: ВНИИТЭ, художественное
конструирование,
образ жизни, СССР, проектирование
среды жилища, эргономика,
история дизайна, товары народного
потребления, ЛПХ, теплицы,
светильники
The author describes the experience
of designing everyday home appliances
at the VNIITE (All-union scientificresearch
institute of design) from the
point of view of design-concepts.
Keywords: VNIITE, industrial design,
lifestyle, USSR, design of the everyday
environment, ergonomics, design
history, consumer goods, household
greenhouses, lamps, locks and
hardware
Почти 30 лет назад, в 1989 году, в Парке Сокольники открылась выставка американского дизайна (первым знакомством с достижениями дизайна США была национальная выставка 1959
года). В приветствии от Президента США Джорджа Буша* были слова, достойные советского журнала по дизайну — «Техническая эстетика» — тех лет: «Хорошо продуманный дизайн делает места, в которых мы живём и работаем, более удобными, повышает производительность машин и даёт возможность людям жить более здоровой и продуктивной жизнью».
Дизайн 30-летней давности в виде промышленных изделий становится предметом музейного и частного коллекционирования.
Когда-то купленные в магазине вещи входят в состав либо
коллекций однотипных предметов, либо комплексных экспозиций, отражающих время и образ жизни. Однако в любом случае, за пределами внимания оказываются дизайнерские идеи, художественные и образные концепции, лежащие в основе тех или иных решений.
Конец 1980-х годов отмечен всплеском  экспериментальных проектов ВНИИТЭ (Всесоюзного Научно-Исследовательского Института Технической Эстетики, остававшегося в этой время центром развития дизайна в СССР) в самых разных областях: транспортном дизайне, радиоэлектронике, городском дизайне, мебели,  проектировании изделий для ЛПХ (личного подсобного хозяйства), «шести соток».
В эти годы проектные отделы ВНИИТЭ пополнялись профессионалами-выпускниками Строгановки и МАРХИ, Бауманки, МАИ и других лучших вузов страны. Очевидно, способствовала высокому проектному уровню и честь профессионала ВНИИТЭ.
Можно сказать, что ВНИИТЭ был и как некая «башня из слоновой кости», а специалисты структуры ВНИИТЭ находились в оазисе хорошего вкуса и научно-технического прогресса.
Ставились весьма широкие задачи. В частности, разработка товаров народного потребления и расширение потребительских услуг и быта. Развивались методики, повышающие потребительские качества, улучшающие комфорт, материально техническое обеспечение быта. Разрабатывали оборудование для жилища, интерьера и экстерьера, ЛПХ (личных подсобных хозяйств, предвосхищая фермерство). Повышалось удобство использования в жилой среде. Это — холодильники, пылесосы, светильники, электротехника и т.д. Каждый спроектированный объект был уникален. Являл очевидный вызов своей футуристичной пластикой, респектабельностью, олицетворял мечты о вселенской гармонии и стремлении к прогрессу. До сих пор проекты смотрятся современно, свежо и бескомпромиссно.
Существовала развитая инфраструктура для развития
дизайна в стране Советов. Были открыты 10 филиалов ВНИИТЭ в городах и столицах союзных республик. Фактически, по всей территории СССР — в Ленинграде, Свердловске и Хабаровске, Киеве, Минске, Баку и Таллине, Вильнюсе, Ереване, и Тбилиси.
Дизайнеры имели доступ к актуальной периодике. Научная библиотека ВНИИТЭ содержала уникальное собрание книг о дизайне. Постоянно расширялся и фонд рекламно-информационной продукции ведущих стран мира. Специально выписывалась заграничная профессиональная и популярная пресса.
Закупленные (за валюту!) лучшие образцы и наработки дизайна тщательно изучались. Образцы дизайна препарировались, проводились тестовые исследования. Повышению проектного уровня, несомненно, способствовали и Худсоветы. Художники конструкторы чутко реагировали на новейшие стилевые веяния, как говорят сейчас, тренды.  Фонтанировали авангардными проектами, рождался шквал художественно-конструкторских решений. Это были смелые проекты, зачастую опережающие время. Они были способны успешно конкурировать с Западом. Страна ждала перемен…
Следует отметить и масштабную выставку,
осуществленную ВНИИТЭ в 1985 г. «Дизайн
в социалистическом обществе».
В организации этого события участвовали
практически все сотрудники, большая роль
по оформлению экспозиции была осуществлена
дизайнерами 8 отдела (Комплексного проектирования жилища), 9 отдела (Дизайн программ) и 10-го — специализировавшегося на выставочных проектах.
Выставка дизайна состоялась при активном участии
стран социалистического содружества (входящих
также в экономический блок СЭВ) — ГДР (Восточной Германии), Польши, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии и др. Беспрецедентная по количеству участников,
выставка развернулась в павильоне №
46 (с пирамидальной конструкцией крыши)
и на всей территории ВДНХ. Фактически,
выставка от имени государства подтверждала
значение дизайна в социалистическом
обществе.
Для создания объективной картины истории дизайна тех лет, конечно, важны фотографии стендов, сохранившиеся макеты, графические проекты. И все это демонстрировалось на выставке 1985 года и на других экспозициях. Но для истории идей, проектных концепций зачастую необходимы и нереализованные проекты, стоящие за отдельными набросками и схемами комментарии, интенции, творческие установки. Подобный материал зачастую приходится реконструировать по памяти для того, чтобы зафиксировать суть проектной идеи.
Проектную группу, сформировавшуюся
в 8 отделе, (А.Хауке, И.Преснецова,
В.Виноградов), отличали неортодоксальный
подход, ирония, шутливый кураж.
Именно подобная форма ведения экспери
ментального проектирования позволяла выходить на авторские
оригинальные предложения, что можно обнаружить в
проектах обыкновенных теплиц для садовых участков.
В основе проектных идей лежало, с одной стороны,  стремление создавать гармонию между природой и человеком, а с другой — попытки внести  элементы истории культуры, архитектурных стилей, инженерно-технических находок. Так в процессе работы над теплицами возникали задорные названия-прозвища, например, «Волшебная тыква» или «Гусеница-чудесница».
Необычной была компоновка этой теплицы в форме тоннеля, выполненного из полиэтилена. Конструкция собиралась при помощи пружинных распорок аналогичных остову (ребрам морской рептилии).
В других вариантах предлагалось использовать стильную торцевую стенку выполненную в затейливой стилистике барокко или рококо. Такое решение вносило бы разнообразие среди обычного технического оборудования, безличного, вне эстетических категорий. Свою характерную композиционную
тему носила идея превратить теплицу в «голландский домик», «дворец Монплезир», дополнив обычную конструкцию характерным фасадом.
Для взращивания экзотических лакомств предлагались «Полевая фабрика» или «Шатер Шахерезады». В проектной эскападе поиска характерных образов лилась «песня кузнечика», слышался «шелест пелерины облаков» или «кучерявый рост почек». Все эти словесные посылки должны были передать поэтические аллюзии на садовые инструменты и инвентарь. Смысл проекта заключался в раскрытии внутренней красоты незатейливых, по сути, предметах быта: элементарность, надежность и простота,
с одной стороны, а с другой — остроумное название, позволяющее предмету адаптироваться в повседневной культуре.
При проектировании ставилась идея простого конструктора для взрослых, хобби: без «зауми и модных наворотов», на элементарных технологических принципах, кратных реалиям сельского хозяйства в русской деревне. Разработка несложных,
на первый взгляд, предметов требует высокого мастерства, филигранной отработки формы и их функциональных качеств.
Но даже в этих, элементарных, были свои  функциональные и конструктивные находки. Колонна внутри теплицы оказывалась не только несущей опорой, но и вертикальной грядкой из расположенных друг над другом ярусов. Для другой конструкции несущей опорой оказывался обыкновенный забор.
С мягкой иронией и любовью к «братьям нашим меньшим», экологично, создавались эти изделия, привнося юмор и романтику в работу на обычном садовом участке.
В проектах светильников ведущим инструментом проектирования становилась метафора и совмещение функций, например,  часов и торшера. Торшер «Эол» струит благоприятный зефир лучами света и одновременно «хранит» время. Настенное бра «Данко» обыгрывало форму путеводного факела.
Так минимальными художественными средствами
и стройно выстроенной проектной концепцией
достигалось определенное эстетическое качество,
живой образ, острое проектное решение. Даже замки
и дверные ручки способны нести и передавать
свою образную информацию. Дверной замок в форме
чугунного шара подчеркивал свою монолитность,
надежность и прочность. Идея внешнего вида изделий
— сочетание чистых геометрических форм, как
в учебном натюрморте по композиции.
При подобной свободе проектного высказывания
внедрение в производство почти всегда радикально
ухудшало изделие и не позволяло адекватно воспроизвести проектную идею. Дизайнер мог гордиться
своими работами только в проектной стадии.
Авторский контроль зачастую не достигал цели. При
введении проекта в серию ему сопутствовал неизменный
вред от производственной «модернизации»,
она компрометировала изделие.
И конечно, следует вспомнить и о пресловутой изоляции, «железном занавесе»; не до быта, сервиса и фантазий в условиях холодной войны…
Многие современные профессии так или иначе связаны с дизайном. Аудитория музеев дизайна расширяется, и нужно найти способ передать этой аудитории всю полноту задач, которые решает дизайнер, в том числе, и на уровне предощущений, поэтических образов и конструкций, идей вещей.

* 1 12 18г. информационные агенства мира сообщили о кончине 41-го Президета США

Искусство костюма Марины Зайцевой

Выставка Марины Зайцевой, которая работала вместе с Элием Белютиным 27 лет, открылась в Галерее ТНК (Долгоруковская, 6)

Слава Колейчук 40

Вспоминая Творца…

ГЦСИ и РОСИЗО провёл Вечер Памяти Вячеслава Фомича Колейчука

Фрагмент истории искусства:
https://youtu.be/81UAGGU57A4

Материал-Технология-Форма

Международная научная конференция МАТЕРИАЛ-ТЕХНОЛОГИЯ-ФОРМА как УНИВЕРСАЛЬНАЯ ТРИАДА в дизайне, архитектуре, изобразительном и декоративном искусстве прошла в МГХПА им. Строганова.

Цикл Строгановских чтений прослушан в непринуждённой и творческой атмосфере(18-19 мая 2018г.) .

 

АРХ Москва в ЦДХа

фотозарисовки VI биеннале Архитектуры